Лента

"Дом, в котором..." Мариам Петросян

...книгу написала Бочарова. Честное слово! Я сталкивался в жизни с многими её текстами, посему от первых строчек выкупил характерный лингвистический портрет Курильщика.
Типаж не пропьёшь.

Прекратить чтение оказалось уже невозможно. В принципе - именно Ларисе я обязан: пролетел трёхтомник единым дыханием до конца.
Там - за первыми страницами - скрыт десяток персонажей, стиль их изложения весьма многообразен, но Курильщику я симпатизировал - старому знакомому, встреченному под другой обложкой. Кто умеет читать - согласится.
Ну а дальше понеслось.

Мириам писала свой Дом много лет, озвучивая приближённым товарищам отдельные куски до тех пор, пока окружение не взялось на неё давить, требуя оперативного завершения романа к сроку участия в каком-то литературном конкурсе. Возможно, подобная хирургия себя оправдала и без неё Дом вообще не увидел бы свет. А может быть - мы потеряли кульминационный момент сюжета: выпускную ночь. Именно в ней чувствуется на страницах пустота и поверхностность; очевидно, что автор сама не очень понимала, как всё произойдёт с её героями и ждала, ждала... а - не дождавшись к сроку - сделала своему замыслу кесарево сечение. Не так ночью было...
Не должно быть так.

Но дело сделано.

Я - не литературный критик.
Я - всего лишь внимательный и влюблённый читатель, который с наслаждением наблюдает, как о привлекательный текст "Дома..." ломают свои гнилые зубы говнючки-толчки.    Читать дальше »

Посторонним В.

Мне, дорогие мои люди, приснился ночной кошмар.
Якобы я приехал в Москву на турнир по фехтованию.
Это само по себе кошмар, поскольку уже восемь лет ваш покорный слуга не тренируется вообще, а вместо этого бухает, просрав таким образом свои таланты и опустившись до уровня "вышел из группы, слил четвертьфинал". Однако исправить положение - плёвое дело, стоит только перестать бухать и начать упражняться регулярно. А вот во сне моём случилось непоправимое.

Виделся мне, граждане, пиздец адовый.
Большая надпись - "Турнир по фехтованию" - на растяжке под потолком просторного зала. В дальнем от входа углу ютится одинокое ристалище. Которое от тесноты стало совсем маленьким. А всё остальное пространство полно неосмыслимой хуйнёй.

Центр композиции занимают анимешники любого возраста и - как и положено истинным отаку - неопределённого пола. Они, радостно някая, наряжаются в костюмы для фотосессии косплея.
По периметру расставлены столы, окружённые любителями настольных игр - стучат кубики, дрожат пальчики, движутся фишечки, прячутся карточки...
У входа человек в костюме менеджера читает собравшимся лекцию "Успешная продажа ценных бумаг и акций вашей РИ как альтернатива системе оргвзносов".
Фехтовальщики в зале отсутствуют. Они на улице столпились, потому что ристалище занято - на нём проводится чемпионат по сражению джедайскими мечами. Обещали через час закончить, да вот затянули - но ничего, скоро уже, а там мы быстренько должны отбиться, потому что в пять вечера на месте турнира концерт начинается.    Читать дальше »

То ли шапка горит, то ли попка пригорела. Эссе о... впрочем, вы сами поймёте, о чём.

Пролог.

Цитата из классиков в современной обработке - вместо тысячи слов.

"...Ипполит Матвеевич преобразился. Грудь его выгнулась, как Дворцовый мост в Ленинграде, глаза метнули огонь, и из ноздрей, как показалось Остапу, повалил густой дым. Усы медленно стали приподниматься.
- Ай-яй-яй, - сказал великий комбинатор, ничуть не испугавшись, - посмотрите на него! Не человек, а какой-то конёк-горбунок.
- Никогда, - принялся вдруг чревовещать Ипполит Матвеевич, - никогда Воробьянинов не..."
(дальше следует обработка)

...никогда Воробьянинов не показывал окружающему ролевому быдлу отчёт о бухгалтерии проведённого мероприятия.
"И очень надеюсь, что никогда не увижу, как организаторы публикуют финансовый отчёт! Никогда!" - заявила другая киса, которой тоже давно пора лечиться электричеством от склонности к преждевременным истерикам.

Но вы как хотите, а лично я впал в спастический ступор при виде явного несоответствия государственной тайны мерам по её охранению.
Никогда - вы слышите? - никогда!

Простите, а что там такого секретного - в финансовом отчёте?
"Зачем он вам?" - продам врагам народа, конечно же, зачем ещё! Только вот найду врага народа, который хотя бы половинку ломаного гроша выплатит, получив на руки этот покрытый мраком документ...

Не понимаю.
Вроде как никакого "золота партии" там не фигурирует. Финансовая схема проста и обычна: мы все скинулись тысячи по полторы-две, было нас сотни три человек, мероприятие прошло и я от скуки проявил невинное поначалу любопытство - как, и на что, и сколько. В плане общего развития.    Читать дальше »

...стать путешественником...

...стать путешественником. Но не таким "путешественником". который купил тебе турпутёвку в Грецию в каком-нибудь агентстве и поехал "путешествовать" в гостиницу. Нет! Хочется стать путешественником, который плывёт на своём корабле стирать с карты мира белые пятна!

Евгений Гришковец
"Одновременно".

Здравствуйте, дорогие мои люди.
Все мы когда-то прочитали "Хоббита" и усвоили инструкцию попадания в Средиземье: ты живёшь жизнью мечтателя-обывателя, ВНЕЗАПНО!!!! ночью вваливаются какие-то бродяги с рюкзаками, разоряют холодильник, обсуждают жуткие вещи и поют странные, тревожащие песни. А утром ты бежишь за ними вослед из родной норы, даже не взяв носового платка и умоляя Провидение только об одном: не опоздать.

Я не понимаю Питера Джексона: он в своём "Хоббите" много сил потратил на компьютерного Леголаса, но просрал вчистую момент трансформации главного героя, уделив ему один двухсекундный общий план.

А Бильбо всегда был моим самым любимым из всей книжки. И даже из всей Трилогии. Потому что Средиземьем мы обязаны ему. И только он всерьёз знает туда верную дорогу из обрыдлого, хоть и уютного мира повседневности.

Игра по Толкиену именовалась "Вторая Эпоха". Я не собирался на неё ехать. Совсем.
Потому что меня заебало.
За год до того мне не поздоровилось посетить "Шестнадцатый век, шаг в..." и я проклял большие игры как таковые.

Флешбек.

"Шестнадцатый век, шаг в..." был полноценным шагом в говно. Меня любезно пригласили люди, с которыми мы до этой игры были лучшими друзьями.    Читать дальше »

Джиллиан Трамбле-Грант. Аркхэм, в котором построил Джек

Привет, Том.

Идут на горку Джек и Джилл,
Несут в руках ведерки.
Свалился Джек и лоб разбил,
А Джилл слетела с горки

я сейчас тебе все это напишу, чтобы хоть кто-то знал о происходящем со мной. я, Джиллиан Трамбле-Грант, ощущаю себя не в красном, а в белом. возможно, это последствия болезней, а может виной всему Джек. в данный момент я ординатор колдопсихиатрии в Аркхэм Санитарум, где проходила лечение менее недели назад.
Том, помнишь, ты говорил мне, что отношения с Ремилардом до добра не доведут? знаешь, наверное, ты прав. впервые со мной это случилось на приеме у Тангоров. чуть не упала со ступенек, когда на стене, среди прекрасных картин и колдографий, рамки которых стоят дороже полной страховки в Запад, увидела кривую надпись "Привет". Поль настоял, оплатив страховку, на госпитализации в Аркхэм Санитарум.
представляешь, там же находилась Тереза. и чем надо было думать, чтобы отправить нас с ней в одну клинику? нет, я понимаю, Поль просто не подумал, что нам, знающим друг о друге более двадцати лет, может быть как-то некомфортно при высоком уровне обслуживания. но все же..    Читать дальше »

Невыразимый отчёт к игре "Американские истории. АРКХЭМ, в котором построил Джек"

Дальше тянуть уже просто неприлично, поэтому вот он – мой отчёт.

Не буду писать про бытовые трудности. Чего уж там, мы все избалованны предыдущей базой, с её индивидуальными душами, просторными комнатами и вежливым, незаметным персоналом.

Не буду писать про гигантское количество неигровухи. Её было меньше, чем в целом на играх, но увы, гораздо больше, чем на всех сессия вместе взятых.

Про провисы тоже не буду. О них уже все написали. С кем-то я согласна, с кем-то нет. В любом случае, пережевывать это в очередной раз нет никакого желания.

Остаётся писать только хорошее. Его много, поэтому начну по порядку.

Трудно быть пациентом без симптомов. Трудно «развлекать» персонажа с четырёхсотлетним жизненным опытом и потерей память. Я видела, как ребята старались и, по-моему, у них неплохо получилось. Но меня, как игрока, поломали изрядно! Просьба сыграть «умного психопата» мне, конечно, польстила, но родила кучу сомнений и неуверенности с себе и своих действиях.

Вообще, «поломало» меня много чего: липкий страх, панический ужас. Плохо контролируемые приступы гнева, сомнения. «На что я способна?». «А был ли мальчик?»…

Джек, Энума Элиш, ночные кошмары – монстры без лица. С моим лицом?

Когда твой страх стоит перед тобой воплоти, и бежать некуда, ты просто смотришь ему в глаза. Смотришь внутрь него, а он смотрит внутрь тебя – две бездны сливаются в одну.    Читать дальше »

Запись мёртвого

разложение тронуло тело Лэнгмора раньше, чем он умер. Я старался, чтобы оно добралось и до сердца, чтобы то стало пульсирующим гноем. Но нихуя не получилось. Лэнгмор вышел не таким, моей силы не хватило, чтобы сыграть его до конца. И это нормально.

О колпачках.

Первая ночь в колпаках принесла мне много радости. Пить и знакомиться с персонажами было очень волшебно, спасибо Куперу за почти самую настоящую ненависть уже на первом часу игры. Было забавно приставать во сне к пациенткам, чтобы они на следующий день, путая сны и реальность, грозились пойти к консулам и добиться увольнения.
А я как бы и не причём.

О волшебной палочке.

Усаживался под феликсом на стул, попутно болтая с ритуалистом в одинокой орденской — сломал палочку. Очень добрый знак. Через час, сидя пьянющим в холле второго этажа (когда про8бал личное дело Марш), со мной заговорила Вагабондо, начала рассказывать, что она дочь мастера по волшебным палочкам, я выложил куски своей и попросил сделать что-нибудь с ней. Через час у меня была перелатанная волшебная палочка. До смерти работала. А когда вырезали глаза и сердце - снова сломалась. ДМЯНЧ сплошной.

Про наркоту.

Вы были такими милыми, когда улыбались мне и говорили, что я прекрасно выгляжу. Спасибо.

Про бомбарду.

3 раза выбивал простой коллопортус ультимной бомбардой... Двери летали туда-сюда. Один раз даже жалобу накатали, хотя консул оказался очень мил и, видя блёстки на моём лице, решил оплатить расходы по замену двери из своего кошелька. Долгих лет жизни ему.    Читать дальше »

Аркхэм. Выразимый отчёт. Джереми Найтон.

Это было тяжело, но интересно. Дьявольски тяжело и самую малость интересно.
Десятилетиями идти к цели и быть в двух шагах от её достижения. В двух ударах сердца от Неё... Да, сестра всегда умела меня развлечь. "Не можешь порадовать - так хотя бы расстрой чем-нибудь" - это, пожалуй, наш общий девиз.

Предыдущее здание, в котором её заперли оказалось, скажем так, повреждено.
В этот раз я был готов сравнять не только больницу, но и город с землёй, а в итоге вообще можно было бы обойтись без убийств. Если бы "кузина" не подвела нас под доминэйт, посулив... впрочем её мы ещё накажем, интересно.

Суетливый муравейник ленивых муравьёв. Ходят-бегают-копошатся. Неинтересно.
Некоторые даже чего-то от меня хотят. Консулы, например, требовали присутствия на утренних собраниях; дальше повышенных интонаций дело не пошло. А жаль.

Безумный рыба-Марш, всучивший-таки мне пациента. Не то хороший актёр, не то вопиющий дилетант от псевдонауки. Я не стал его привязывать к перилам пристани позже, позволил искупаться.

Геката. Полторы секунды я искренне хотел ей помочь, из любопытства. Сложная, интересная, чуточку опасная. Я не стал её брать, отдал Уолтеру. Так стало чуть менее скучно :)

Назойливый Стивен Барроу. Муха смотрелась в муравейнике нелепо и была явно чужой. Он не понимал, что как только стал моим пациентом - перестал быть мне безразличен. Ведь я не мог покинуть эту больницу, не долечив всех своих пациентов.    Читать дальше »

Она его спасла, а он её убил

Прошло больше недели после поездки в Аркхэм Санитариум, и мне наконец удалось сваять свой отчёт. Вот в кратце, что происходило до игры и на игре.
Говард Грант заразился неведомым науке паразитом, когда травил английского посла по заданию министра. Посол коснулся его на миг, и вот, пожалуйста. Федеральный маршал – лицо в МА, мягко говоря не последнее, меня бы и в Белой Башне излечили за полтора часа максимум. Но труп британца уже был вскрыт, следы неизвестного науке паразита были найдены, а врачебная тайна у ведомственных врачей совсем не такая, как у частников. Если ты, по их мнению угрожаешь интересам гос-ва, тебя заложат. Признаться же в убийстве я не мог никак, предусмотрительный Министр наложил на меня непреложный обет.
И вот, Грант, приезжает в Аркхем Санитариум с загадочным лицом и недоумевающим помощником для того, чтобы спасти свою жизнь. Лишь одного человека в этой больнице знает Грант – прицепса диагностики Розенталь. Знает, потому что порой смотрит с ней черно-белые фильмы и слушает магловскую музыку. И ещё иногда он с ней спит.
Он встречается с Софи посреди рабочего дня, слышит многочисленные протесты от консулов, и больше не лезет в диагностику до самого вечера. Всё это время сплошным потоком в диагностику идут люди. Только поздним вечером его принимает Розенталь. Диагностирует, сама всё обговаривает с паразитологом. Заводит анонимное личное дело. Нарушает все правила для лечения Гранта. Без каких-либо вопросов.    Читать дальше »

Аркхэм Эксперементариум. Интернатура в Фармацевтике. И.Флетчер

Часть Выразимая.
...судя по всему, писем от меня вы уже не увидите, я пишу сидя в Ординатории Фармацевтики, а за дверью уже раздаются шаги федерального маршала Министерства, который идет меня арестовывать...Он был слишком занят культистами и у меня есть время нацарапать эту записку.

Я теперь уже экс-интерн фармацевтики Аркхэм Санитариум.
Все началось несколько месяцев назад, когда мы с тобой отыскали тот артефакт в Мексике. И черт меня дернул разыскивать этого труса - Фулера, чтобы он занялся расшифровкой. Этот гад сдал меня, как ненужный мусор, хотя, если бы я не уговорил тебя забрать его, трясущегося от страха от Ультимного Менто Менореса, в Аркхэм, он до сих пор бегал бы от собственной тени. Но он был нам нужен... Прости, Эван, я нас в это впутал, но мне и расплачиваться. Скажи нашим соратникам, что я отдал нашему общему делу больше, чем кто-либо в Европе вообще мог надеяться. Беги из Аркхэма!!
Не сразу мне удалось найти кровь для эксперимента, но я был настойчив и нашел способ добывать ее - торговля ночными травами, здесь, в фармацевтике их хватает и достать несложно, начальников никогда нет. О мертвых, конечно, не говорят плохое, но Алабамец меня выручал, да и без этой херни мы вполне подружились, я так жалею о его такой глупой гибели. Если найдешь его семью, не говори им ничего про обстоятельства смерти. Я не слышал колокольчиков на похоронах. Да и не надо им знать... Дюпрэ забрала тело сестры, а его тело останется этому проклятому месту. Пусть Джек будет к нему милосерден.    Читать дальше »

                                    Рассылка Ролевой курьер       Фестиваль Челкон