Профанам о некромедицине

«Под сенью кровавой луны ведут они свои темные дела. Древний ритуал требует крови. Отвратительные существа собираются кругом. Черный камень алтаря украшен обнаженным телом. Мрачные фигуры в пугающих балахонах начинают свой богомерзкий обряд. Кровь окропляет землю, слышен душераздирающий крик. Изможденная жертва падает на алтарь. Вероломная воля служителей тьмы осквернила его тело. Отныне и впредь жить ему не зная радостей плоти, ибо более нет его прокаженных рук, есть лишь деревянные клешни на предплечьях!»

Правда жуткая картина? Такими рисовали в своих сочинениях предков некромедиков многие европейские авторы средневековья. Однако современная колдомедицина не стоит на месте. Нынешние некромедики отреклись от варварских традиций прошлого, как волшебное сообщество от посохов. Современный некромедик – маг в чьих руках жизнь и смерть больного, его спасение и его же погибель. Этот человек вооружен знанием человеческого тела, а разум его пронзает пелену предрассудков, словно луч маяка – туман.

Так кто же он, некромедик? Многие в Магической Америке проводят аналогию с маггловскими хирургами. В какой-то мере это верно. Однако следует помнить, что хирург лечит тело, а некромедик врачует душу, посредством ее связи с телом. Некромедик – хирург души, если позволите мне такую вольность. Конечно, некромедицина способна прирастить больному новую руку и это будет являться банальнейшей заменой нерабочего или утраченного органа, однако истинные высоты некромедицины лежат в области вмешательства во внутренние органы мага, посредством которых тот взаимодействует со своими тонкими телами.

Что же исцеляет некромедицина, спросите вы? Современной некромедицине подвластно грубое, но эффективное излечение почти всех болезней, известных в колдомедицине. Удаление поврежденных органов и замена их протезами или донорскими органами оставят в тонких телах пациента зияющую дыру, однако это уже вопрос восстановительной терапии и длительного лечения.

Однако следует помнить, что некромедик не всемогущ. Он такой же врач, как и его коллеги. И не может работать в отрыве от них. Правильно собраный анамез, вовремя назначеная операция, грамотное лечение до попадания больного на операционный алтарь – все это залог успеха некрооперации. Только работа в команде может спасти жизнь казалось бы безнадежного пациента.

И наоборот. Халатное отношение коллег к своим обязанностям, пренебрежение к некромедику, убеждение, что он всегда придет на помощь и всегда спасет – лучший выход, если вы хотите загубить душу пациента.

Некромедицина отводит на некрооперацию всего лишь час. За этот час необходимо подготовить пациента, пересаживаемые органы (протезы), провести непосредственно вмешательство, провести ритуал, а то и несколько, приживить все обратно, привести в чувство пациента… И это я еще не упоминаю работу с опасными материалами и, конечно, кровью!

Время непосредственного вмешательства ограничено, иначе можно загубить и пациента и его органы. Новые органы должны быть свежими и совместимыми с пациентом. Забудьте байки о том, что некромедики разоряют могилы! Некоторые ингридиенты совершенно необходимы и очень дороги!

Все эти факторы в совокупности показывают нам, что спонтанная некрооперация возможна, но крайне нежелательна. Она, как и любое другое лечение, должна быть просчитана до секунд и заранее запланирована. Постарайтесь донести эту простую мысль своим будущим коллегам…

Ведь я совсем забыл упомянуть о реанимации! Оперировать возможно только недавно умершего волшебника и процесс гораздо, повторюсь, гораздо сложнее в нюансах! Вытащить мага с того света очень сложно. Поэтому, дорогие коллеги, не доводите до подобных эксцессов. Лучше раньше прооперировать живого, чем уподобляться некромантам в попытках возродить мертвого.

Но и высокое искусство некромедицины может спасти далеко не от всего. Авада Кедавра и поцелуй дементора невозможно обратить, несмотря на все наше мастерство и желание. Мы работаем над этими проблемами, но только Мерлин знает, когда сможем их решить.

В конце своего выступления я хотел бы сказать следующее. Помните, если пациент умер на столе у некромедика, то врач получает откат и все последствия нарушения клятвы. Однако с мертвыми не легче. Если некромедик не сумел вернуть больного, то не важно, кто виноват на самом деле, откат вновь настигнет именно некромедика.

Я не призываю вас жалеть некромедиков. Я призываю вас уважать нашу работу, наше искусство. Мы – врачи последнего шанса. Одному Мерлину известно, сколько раз этот шанс будет счастливым. Так давайте же вместе сделаем так, чтобы к нам на алтари попадало как можно меньше больных!

И, как говорил мой учитель, а ему – его наставник: «Падающего – поймай, поймал – держи».

Из лекции доктора Абадайи Герберта Тайлера на Всеамериканском съезде колдомедиков в Алабаме. 1967 г.