ЗАМЕТКИ о пациентах Аркхэм Санитариум, их нелегкой судьбе, перипетиях, особенностях и трудностях их бытия

Бывает так, что волшебник заболевает.

Сегодня вы известный своим бесстрашием охотник на нежить, а завтра в сельве на вас падает какой-нибудь слизень, через неделю начинают неметь ноги – и ваша жизнь, как и жизнь вашей семьи, резко меняется.

Или, допустим, вы уважаемый политик, может быть, даже ковенмен. И накануне очередных Самых Важных Дебатов ваш язык вас подводит и вы начинаете непроизвольно говорить все, что вы думаете, а вовсе не то, что нужно.

Или вы, например, известный алхимик. В один прекрасный рабочий день вы неловким движением руки проливаете яд себе на мантию, он прожигает ее, попадает на ваше тело и начинает медленно его разъедать.

Можете ли вы признать, что маленькая, но роковая случайность способна навсегда сломать вашу жизнь? Что именно это незначительное событие запустит лавину, которая сотрет и полностью уничтожит вас, мага, со всеми вашими мыслями, мечтами, желаниями и планами?

Может ли событие, обладающее такой потенциальной силой, быть чистой случайностью?

Адам Клейтон, пациент ординатории малефицистики, 2002 год

Здравствуйте, товарищи больные и те, кто еще не определился.
Сегодня мы с вами поговорим о том, что за игра вам предстоит и какие надежды на вас возлагает мастерская группа и мировая общественность.
Первое, на что хотелось бы обратить ваше внимание - это неслабое такое актерское мастерство. В рамках основной, так сказать, парадигмы, вам предстоит убедительно, без споров и нареканий изображать самые различные симптомы и состояния, уверенно отвечать на вопросы докторов, плакать и смеяться, корчиться в судорогах и делать все это ярко, с задором и азартом, в любое время дня и ночи. Так, всем тихо, кто там уже встал и собрался выходить из класса, мы еще только начали. Играть погрязшего в депрессии мрачного задрота от зельеварения тоже можно ярко и убедительно!


“Эти тени сводят меня с ума. В прошлом письме ты спрашивала, что я имею в виду, ну так я постараюсь тебе ответить. Вчера ночью что-то меня разбудило, и я вышел покурить на балкон. Мне почудилось какое-то движение, но нет. Это была просто моя же тень. Я уже начал привыкать к тому, что она или запаздывает, или вообще делает другие движения. В этот раз я услышал ее шепот и даже разобрал некоторые слова. Днем все это кажется или сном, или белибердой, а вот ночью… Каждую ночь я обещаю себе, что однажды вернусь в Аркхэм Санитариум в здравом рассудке и разгадаю тайны, которое хранит это место...”

Рональд Стейн, пациент ординатории психиатрии, 2008 год

Теперь перейдем к вашей личности. Прежде всего, запомните, что пациент - это не роль. Пациент - это всего лишь страница в богатой и многогранной жизни вашего персонажа. Недуг - это камень в ботинке, досадная случайность, ехидная гримаса Фортуны. У персонажа было множество планов, богатый внутренний мир, счастливая любовь, но тут - опа! - инкарцеро максима, некрасивая медсестра и добрый доктор со своим вежливым: “И вас вылечат...” Короче, болезнь - это не роль. Пациенты похожи друг на друга только тем, что одеты в белое. В остальном же Магическая Америка - это вы. Плоть и кровь, социальный срез и типичные представители всех слоев. При создании биографии вам можно и нужно руководствоваться всей силой вашей фантазии.

“...и тогда доктор спросил: “А ты не замечал ничего странного в поведении твоего соседа по палате?” Я машинально ответил, что нет. Вообще странный разговор какой-то. То ему интересны мои родственники, а потом он внезапно спрашивает, не пахнет ли в нашей палате апельсинами по утрам и не заходила ли к моему соседу вчера высокая блондинка в зеленой мантии… Он вообще мой врач?
Он ушел.
А мне теперь не спится. Действительно, не замечал ли я странного? И что вообще в этих стенах принято считать странным? Я не знаю, как его зовут. Позавчера мы три часа обсуждали стратегию игры сенет, хотя я даже не знаю, что это за игра. Его волшебная палочка имеет форму змеи и по ночам издает звуки. Он играет на губной гармошке. И может очень долго разглядывать картину на стене. У него есть диплом Мискатониского университета”.

Трой Л. Джонсон, пациент ординатории паразитологии, 1974 год.

В каком случае НЕ стоит ехать пациентом?
Все просто. Берем ручку и пишем: “Я позволяю делать с собой все”. Отложили ручку. Помедитировали на фразу, представили это самое “все”. Теперь, поставили запятую и написали “НО”. Если пунктов, чего делать нельзя, нежелательно, непозволительно даже самым близким, смерть тому, кто попытается, оказалось больше трех, то лучше сразу в морг, в смысле - другой ролью. Примеры неприязней и комплексов:
1. Я стесняюсь раздеваться.
2. Я терпеть не могу, когда меня трогают.
3. Никому не позволяю мазать меня всякой дрянью в неожиданных местах.
4. У меня сто-пятьсот пищевых аллергий (в принципе, кстати, некритично, если все остальное - не проблема).
5. Бесит, когда меня будят в неподходящее время.
6. Ненавижу белый цвет.
7. У меня начинается мигрень от непривычных звуков и запахов.

Это неполный списочек того, что может случиться с пациентом в процессе лечения. Мы уважаем ваши привычки, сексуальные пристрастия и взлелеянные комплексы, так что, если даже с этими пунктами могут быть проблемы пожизненного, а не игрового характера, давайте мы лучше сразу начнем рассматривать другой вариант роли.

“И тут я понял, что сожалею.
Глупо и странно звучит, но мне не хочется покидать эти стены.
Я держал в руках метлу и медлил, вглядываясь в темные окна Аркхэм Санитариум. Я здоров, я больше не нуждаюсь в помощи колдомедиков, больше не надо вздрагивать от ночного шепота Джека или просыпаться от нечеловеческих воплей двумя этажами ниже. Тогда я думал, что не знаю и не хочу знать, что именно там происходит. Сейчас… Сейчас мне жаль. Кажется, что я лишь на мгновение взглянул в глаза древнейшей тайне мироздания, и вот мне пора уходить. Да, ты можешь мне сказать, что я всегда могу вернуться, сменив плащ чиновника на мантию цвета запекшейся крови, дать клятву и к моим услугам будут все секреты, которые хранят эти кирпичные стены. Но нет. Просто поверь, что это не так”.

Зебадия О’Брайн, пациент ординатории эротоманологии, 1999 год

.

И последнее, что хотелось бы сказать здесь, в открытом доступе. Персонаж может выздороветь. А может умереть. Результат для игры будет один и тот же - он покинет Аркхэм Санитариум. И вам придется выйти новой ролью. Есть, конечно, вариант собрать чемодан и уехать, но давайте не рассматривать такие крайности. Просто помните, что, возможно, ролей за игру будет несколько.

Если все вышесказанное об игре пациентов нашей гостеприимной больнички вас не напугало, если вы чувствуете, что этот вызов вам по зубам - добро пожаловать на лечение в Аркхэм Санитариум!

P.S. Это только начало разговора, и нам с вами предстоят еще долгие часы филигранной совместной работы. Но это уже совсем другая история, о которой мы обязательно поговорим. Без лишних ушей и глаз.