История гоблинского колдовства

Автор Виталус Мильгорн, историк и путешественник, собиратель мудрости вселенской, с одобрения совета старейшин 7 Великих Кланов. Урезанная статья, вошедшая в «Энциклопедию волшебных народов Америки. Том 21»

«Издревле сама магическая природа определила для гоблинов определенные условия использования колдовства в личных целях»…

В 1957 году я с моими коллегами исследовал руины старого аббатства восточнее городка Хиллвейя штата Мэн, когда мы наткнулись на подземные тропы, выведшие нас в сеть прекрасных пещер, наполненных радужным сиянием. Спустя 2 часа в зале, котором мы находились, случился обвал, и мы оказались отрезаны от выхода, а сил пробиться через толщу камня у нас не хватало. Когда надежда наша хотя бы на достойное погребение иссякла, мы увидели приближающихся к нам маленьких людей. Сначала мы подумали, что это цверги и уже готовились биться до последнего, когда в свет, исходящий от кристаллов вступил первый из них: слава Мерлину, это были гоблины. Хотя перспектива оказаться на глубине под завалом с отрядом гоблинов и не казалась мне до того момента радужной, но это было лучше многих других вариантов. Они поделились с нами своей провизией, а дальнейшее я помню как в тумане – как мы познакомились, как они вели нас и как мы пришли в их город, название которого, как и важность пещер за спиной, стерлось из моей памяти. Нас представили старейшине Кварбу и в тот момент я, в который раз восславил Мерлина за свой дар убеждения и некоторую харизму, которую я культивировал в себе всю свою жизнь. Этот старейшина разрешил нам остаться на 3 дня, и я уговорил его поведать мне историю его народа, он же открыл мне много большее: он открыл мне историю волшебства гоблинов…

«Я читал много сказок и несомненно мне их рассказывала в детстве мать-маггл, но эту, якобы претендующую на научных исторический труд я бы выкинул в мусорную корзину после прочтения первых строк. Кстати, дочитав до конца, как требует моя профессия, я всё-таки выкинул ее».

Винсториан Мэрвэл, выдающийся писатель, книговед, критик.

Дело сие было в незапамятные времена, когда мир был юн, а волшебство ходило рядом с тобой. Много волшебных существ тогда ходило по полям и лугам, пряталось в горных пещерах, возводило прекрасные города в дремучих лесах и глубоких морях… И были среди волшебных существ и милые фейри, сказочный народец, веселящийся и поющий для солнца. Но были волшебные существа, которые находились по другую сторону, и самыми воинственным из всех были гоблины. Эти великие заклинатели, дети горных пещер, камня и железа вели постоянные войны, не оставляя за собой ничего, кроме руин и разорения. Особенно они ненавидели фейри, которых зачастую даже пожирали. И до того дошла их разрушительная страсть, что сама суть их магии обратилась к ним с призывом остановиться. Но гоблины были неудержимы в своей страсти. Тогда в назначенный час в Бельтейн, услышал каждый из гоблинов:

Всё покажет рассвет.
Только на то, что покажет,
Вам наложен запрет...

А по утру волшебство ушло из рук гоблинов.

Не могли они больше вести войн и, получив многочисленные поражения, ушли в свои города под Горой. Там, ведомые своей разрушительной страстью, они утратив силу магии, обратились к своему древнему праву камня и металла. В те времена были созданы первые изделия гоблинской работы. Не имея возможности колдовать, гоблины со всеми силами начали совершенствовать свое мастерство изготовления механизмов и орудий убийства. Тогда же разделились они на кланы и начали долгую вражду. Тогда же удалились они от «кузенов» своих, цвергов, и пошли своим путем, всё ближе приближаясь к людским волшебникам.

Со временем гоблины сумели вернуть себе частично магию, однако, сохранив при этом множество запретов и условий. Страсть к разрушению ушла на второй план. Кланы начали стремиться к новым идеалам: к идеалам изобретений, золота и стяжательства.

Таким образом, после долгого пути, на дороге судьбы, гоблины и стали теми, кого мы можем сейчас наблюдать в банках, мастерских и других специфичных местах.