Джиллиан Трамбле-Грант. Аркхэм, в котором построил Джек

Привет, Том.

Идут на горку Джек и Джилл,
Несут в руках ведерки.
Свалился Джек и лоб разбил,
А Джилл слетела с горки

я сейчас тебе все это напишу, чтобы хоть кто-то знал о происходящем со мной. я, Джиллиан Трамбле-Грант, ощущаю себя не в красном, а в белом. возможно, это последствия болезней, а может виной всему Джек. в данный момент я ординатор колдопсихиатрии в Аркхэм Санитарум, где проходила лечение менее недели назад.
Том, помнишь, ты говорил мне, что отношения с Ремилардом до добра не доведут? знаешь, наверное, ты прав. впервые со мной это случилось на приеме у Тангоров. чуть не упала со ступенек, когда на стене, среди прекрасных картин и колдографий, рамки которых стоят дороже полной страховки в Запад, увидела кривую надпись "Привет". Поль настоял, оплатив страховку, на госпитализации в Аркхэм Санитарум.
представляешь, там же находилась Тереза. и чем надо было думать, чтобы отправить нас с ней в одну клинику? нет, я понимаю, Поль просто не подумал, что нам, знающим друг о друге более двадцати лет, может быть как-то некомфортно при высоком уровне обслуживания. но все же..
в первый же день увидела гоблина Гильдрика, который обожает потрошить известные могилы. заключили договор на устранение Терезы, но он не успел.умер. знаешь, Том, за неделю я увидела трупов столько же, сколько в Западе за год выходило. мрачное место. но здесь был Персиваль Густав Ксавьер, мой друг и принцепс колдопсихиатрии по совместительству. радовалась, что между нами никогда не было любовных отношений, ибо шлюх у него всегда было много. даже здесь среди медиков и пациентов. а у нас только поддержка, понимание и теплые чувства. но все это до того момента, пока я не заболела повторно из-за неверного лечения.. вернусь к этому.

Джек-Джек-Джек-Джек. вот имя, звучащее в моей голове постоянно. с самого начала я видела, написанные кем-то, стишки, доступные лишь мне. например,
2-1-Джек твой господин
9-10-они тебя повесят

диагностику проводили долго. Тереза заказала статью, унижающую меня. моими соседками по палате стали Мэгги Чикаго, которая потом оказалась Луизой Дюпре без памяти, но с сердцем и Эва, управляющая растениями, так же без памяти и в поисках дочки, которой нет. рядом жила Бэтти, бьющая ультимной риктусемпрой без палочки, беременная, как и Мэгги-Луиза потом, как и они без памяти. с ними мы общались. не считая пары стычек и нападений друг на друга, все было мирно. я к ним привязалась и, одев красное, продолжала обедать за одним столом с пациентами.

7-8-в жизни осень
2-3-в глаза смотри

я смотрела в глаза этой клиники и, чем пристальней вглядывалась, тем тоньше становилась грань между реальностью и снами, грезами здесь. бродила по территории, уверенная, что это не реальность и искала послания от Джека. знаешь, Том, это был момент, когда до меня начало доходить, что излечить меня может он, ведь не зря про него пишут и он мне записки на воображариуме оставляет.. никто не знал, кто это. полагали, что сама больница-Джек, трупы-тоже Джек, сущность этого места-опять Джек. и никто не прав.
Джек оставил для меня записку, в которой говорилось "Если хочешь в карцер веди себя ужасно и попроси уборщика отвести тебя. Его можно подкупить".. после нее было еще две записки "Напиши кровью на стене (ты знаешь где) HELP ME, JACK", а третья была про зеркало. искать мне их помогал алабамец, Карлсон, кажется. забавный паразитолог, кишащий паразитами, ставший потом колдопсихиатром, моим любовником, отцом нерожденного ребенка убитой Мэгги-Луизы, умерший от рук культистов. мне в ту ночь казалось, что я сплю и страха не было. вернулась в палату и встретила взволнованного Ксавьера. Персиваль чувствовал, как мне плохо, знал, что я хочу скорее выздороветь и остаться работать в Аркхэм Санитарум. поклялся, что вылечит меня. я расплакалась и, от ощущения тепла его рук, кажется, вновь начала понимать где реальность, а где грезы. хотя думаю, легелименция все же была..

4-5-6-ему тебя не съесть
я вспылила. меня не лечили, мне приходилось терпеть унижающее отношение ко мне, как к пациенту, а не профессионалу, Поль не писал, дочь Клэр молчала. слезы лились из глаз и даже зелья помогали на 2 часа. это произошло после того, как Дейзи Фримен добавила молоко единорога в состав. глаза начали чесаться еще сильнее. я захлебывалась в слезах, а никто не мог, даже не пытался, что-то сделать. разве что алабамец.. в очередной раз увидев, как к Терезе летают совы, я решилась. взяла палочку и, выбив ногой дверь, напала на нее. максимное маледицеро, а после максимный ступефай, когда она стала слишком громкой. меня не могли достать. эта сука орала и корчилась.. жалкая, старая, нелюбимая, стоящая на пути к моему счастью. со мной говорили консулы, колдомедики, а я просто держала в заложниках Терезу, vip-пациентку и посылала их, как тогда, после чего бабушка воткнула мне спицы в руку. открыла только Персивалю. мы поругались, сильно. его глаза были полны боли и отчаяния.. я бежала, меня связали и палочку отобрали. напомнили про семью, про сестру и того негра. помнишь, Том? она же получила по заслугам.. хотя семью надо прощать. ее ведь могли повесить за то, чего она не совершала. и снова я захлебнулась в безумии.

Том, Том, представляешь, я бегала по коридорам, но не видела стен. не осталось людей, только тени, иногда управляющие моим телом. я пыталась найти выход, просила отпустить, но они мучили меня. Том, они связывали и заставляли спокойно лежать на чем-то. я билась головой о кровать, уверена, что это была она, о стены, царапала ногтями двери, которые не хотели открываться..
позднее стало хуже. я изнемогала, была измучена. сознание потеряло свои границы и что именно я осознавала в те часы не смогу ни определить, ни подробно описать. черные тени подняли меня и понесли вниз, вниз, все вниз, связанную и безвольную. я оказалась в карцере.
Том, помнишь, мы любили играть в детстве в том домике среди поля? так вот, в карцере почти так же. только свет красный и на стенах надписи.
я поняла, что просто Джек звал меня и позвала его в ответ.

Чего хочешь ты?

много раз. вот так: Джек Джек Джек Джек Джек Джек Джек.. и между нами состоялся разговор, в котором я попросила сделать так, чтобы Тереза нам с Полем не мешала..

А сука-то сдохла!

ты ведь знаешь, что он для меня и Клэр, нашей общей дочери, значит. и Джек знал. не спорил, а соглашался. сначала отвечал словами на стенах. они были разными и немного пугающими.

Верни мои разрушенные города! Хастур Хастур Хастур

а затем я его увидела в зеркале! Том, только подумай, он всегда был со мной! но предупредил, что просто все не получится. раз, и ты все получил?! Том, так не бывает, понимаешь? боль нужна, сказал мне Джек, чтобы через нее переступить. понимаешь, жизнь устроена так, что, чтобы что-то получить, нужно что-то и отдать. и я не буду счастлива, не испытав боль. Том, Джек все видел и понимал. я различала его синеватые зрачки, взъерошенные волосы. он был похож на меня.
остальное помню плохо. кроме одного. я вышла от Джека и очень быстро уснула. тени мельтешили вокруг, шептали, звали. а я пошла бродить по грезам и встретила Королеву, а правильнее сказать-хтоническое проявление. я кинулась к ней, ведь она была единственной, кого можно было ощутить. мы танцевали, я рассказывала ей о Поле.. а потом она заставила меня, воспользовавшись чарами, сломать пальцы моему Полю, размолоть ключицы.. вырвать его прекрасные глаза, содрать кожу и сжечь. меня до сих пор трясет от воспоминаний.. Том, она посмела! сейчас я не так уверена, что это правда было, но отомстить ей смогла. помог, конечно, Джек.

меня вылечили. операцию делал Лэнгмор, паразитолог, постоянно пристающий ко мне и другим пациенткам. мне вернули палочку.. в тот момент показалось, что Джек тоже был плодом моего больного сознания, но зеркало и записка "Хочешь? Иди и возьми!", вместе с информацией, что Тереза подала на развод, убедили в обратном.. Том!! Поль разводится. он письмо мне прислал, кстати. прочитай его?

"Джилл.
Я ужасно соскучился. Как скоро эта больница сможет выпустить тебя из своих мрачных объятий? Это там, в Белой Башне, я ковенмен и блистательный государственный деятель. А когда речь заходит о врачах, я превращаюсь в мальчишку, которому хочется забиться под одеяло и не высовывать оттуда нос.
Давай не будем строить далеко идущих планов? Нам с тобой сейчас предстоит очень много испытаний бюрократией, прессой и сплетнями. Но нам же не привыкать, правда?
Выздоравливай уже, черт возьми!
P.S. Ну и да, я люблю тебя, милая.
Поль Ремилард."

а хотя..не надо. это личное. как же сильно я его люблю. он - единственная и истинная любовь. за него можно отдать все и не пожалеть ни секунды в будущем.. все будет хорошо! хотя.. скажу сейчас. Том, я беременна. от Ксавьера.
началось все с того, что гармонизация тонких тел шла неблагополучно. медики заставили написать письмо сестре с просьбой о прощении, а так же отцу. написала. а затем приставать с глупыми нотациями о семейных ценностях и нарушенной брачной клятве. как репортеры. мы поссорились с Ксавьером. он кричал, что как друг не обвиняет меня, но как врач обязан разобраться. тогда во мне что-то сломалось и я заболела повторно. поняла, что была не права и побежала умолять Терезу, чтобы она не просила развода.. ведь они столько лет вместе, а я им мешала. в моей голове случился разговор. одна часть настаивала, что Поль мой и только мой. вне зависимости от происходящих событий, потому что моя любовь такой силы, что сметет все на своем пути. а другая часть, маленькая Джилл, умоляла прекратить любовные отношения с женатым мужчиной, ради своей семьи и дочери отпустить свои чувства и не способствовать нарушению брачной клятвы. чаще побеждала первая - я развлекалась, булавилась и писала Полю страстные письма, ведь люблю только его. в тот момент и попался Ксавьер. затащила его на пустые могилы и исполнила, как оказалось, его давнюю мечту. Том, он правда любил меня.. единственной женщиной, которую он любил оказалась я. жаль, не могла взаимностью ответить.. так это и получилось. не знаю, что будет дальше. Ремиларды не примут в семью женщину, воспитывающую дитя от маглорожденного. родители, Гранты, так же не будут его воспитывать. ребенок - выродок, последствия моей болезни и дружбы с неподходящими магами. Поль скорее всего не останется рядом, а это значит, дорога в свет будет закрыта. и я сгнию в этой клинике. не столь важно, в красном или белом. единственная надежда на Джека и поддержку Ксавьера, который пока ни о чем не знает.. Персиваль, правда, стал отдаляться, но все-таки рядом. ближе, чем кто бы то ни было.

я побежала к Джеку. рассказала ему все о Ксавьере, который сошел с ума и нуждается в спасении, а так же о Королеве, которая заслуживает лишь страданий, дарующих искупление. мы подумали и решили, что нам поможет Джек Бишеп, которого найти можно у танатолога. но я решила поискать его самостоятельно в грезах в сгоревшей больнице Аркхэма.
Том, там было так страшно.. завывание ветра, смех, крики, детский плач, тени, которые мечутся и толкают на обгоревшие трупы. повешенные, замурованные.. я ощущала их боль, страдания. они умоляли помочь, но я не знала как. один из них был Джек..я уверена. но он не был так же добр, как в карцере.. он смеялся и убегал от меня, а потом бросился за мной, загнав в подвал. все это время я слышала ритмичный гул, управляющий моим сердцебиением. это как переживать круцио.. меня спас голос, который сказал идти наверх, если хочу жить. я ползла по ступеням и молила о помощи у Джека. но тень бросилась на меня и я проснулась. Том, Том! мне так не хватало твоих рук, которые гладят меня по голове. мне уже 51, а я как девчонка, которая нарушает в очередной раз правила своего рода и ищет у тебя поддержки. прошу, думай обо мне хоть изредка..

а на утро меня вылечили. я поняла, что ты был прав. я-сука. Поль Ремилард мой. все, других слов не надо..
диагностов было обмануть легко. максимная легиллименция мне в помощь. но и чувствовала я себя в разы лучше. перестала страдать от того, что не соответствую представлениям родителей о достойном поведении женщины нашего рода, не соответствую образу вдовы Трамбле и слишком часто делаю так, как хочется мне.

консулы с удовольствием пригласили меня ординатором в колдопсихиатрию. красная мантия привычно легла на тело, вот только восприятие изменилось.
попросили помочь пациенту, который угрожал утопиться, если за его лечение не примутся малефики или эротоманологи. поймала себя на мысли, что мне все равно, что с ним будет дальше. колдопсихиатрия - то, что позволяло мне себя чувствовать хорошей, ну и достигать целей в более короткие сроки. сейчас необходимость нравиться социуму отпала. однако, идти пришлось - клятва заставила, хоть мне и не привыкать ее нарушать. в бытность пациентом осознала, далеко не всех больных надо лечить. пусть подыхают. особенно, если заболели по собственной глупости, как этот развратный идиот с жабрами. буду работать ровно столько, чтобы стать принцепсом колдопсихиатрии, если это не повредит Ксавьеру, конечно.
гуляли и общались с Ольгой. она не соперник, утомленная и в ближайшее время уволится, если не хочет заболеть. алабамец молод, несведущ, но активен, отзывчив и кишит паразитами, судя по моим наблюдениям. так же скоро сляжет.

Том, а затем мы побывали в Тиамат-Лодж. я, танатолог и Мориц Рашер (некромедик) видели стражей - Джека Бишепа и Алистера Кроули. не проси, описать ЭТО я не смогу. знал ли ты, что Синклер, которого нашли мертвым несколько лет назад, являлся вратами для хтони, которые открылись. ситуация повторяется, но каждому из нас дали шанс спастись и спасти это место, воспользовавшись артефактом. мне даже писать об этом страшно. благоговение затмевает остальные мысли..
диагностировали пациентов и врачей.. Бишеп сказал, что у "врат" будут поражены все 7 тел, но он будет чувствовать себя отлично. забавно, на сколько просто провести диагноста. разговаривала по этому поводу с некоторыми из врачей, с консулом, но внимания на данную возможность никто не обратил.

столкнулась с непринятием меня в новой соц роли, разругалась сразу с двумя эротоманологами, с диагностом. доктор-псих, так они меня за глаза называли.. бардак, который мне удалось наблюдать и со стороны больного, и со стороны колдомедика не поддается описанию.
мне казалось, что человек-врата для хтони - Фриммен, но это было слишком просто. мы часто ругались, сказал, будет жаловаться "куда надо", что принцепс колдопсихиатрии - мой друг, имеющий воздействие на консулов, а маршал, обладающий полномочиями разобраться, приходится мне кузеном. пфф, идиот. была так же версия, что врата - Стив Барроу.. его культисты в лес зазывали. Рашер Мориц бессмысленно бегал и ставил на ноги людей, лучшие моменты которых прожиты. танатолог разбиралась с умершими. много их что-то и без колокольчиков.
тогда и началось. в лесу был проведен ритуал. Том, нам нужен был все-таки Фриммен.. вот почему иногда столь очевидное мы не принимаем?..

Он явился во всем великолепии с маской молодого египетского фараона и потребовал поклонения, ибо он пророк. бой был сложным, если его вообще можно так назвать. шквал эмоций, которые не можешь контролировать.. Рашер извивался на земле от ужаса и обожания, танатолог пыталась Его сдержать. а я начала подходить к пророку, ибо выхода не было. Его божественный голос завораживал. Он приказал любить и ощущение теплой нежности накрыло с головой, так бывало с Полем. а потом ненавидеть. и я как будто очутилась в детстве, где сестра издевается надо мной, а я могу только продумывать план мести. неожиданно, до меня донеслось: "Люби меня! Иди ко мне!" голос требовал. и я, оттолкнув танатолога, побежала к пророку. все, кроме Него казалось незначимым - мысли, чувства, маги, мир. я обнимала и целовала Его, но помнила Джека, Бишепа и Кроули. поэтому, прижимаясь к ладони Фриммена, вложила в нее артефакт и тут же наваждение спало.. не хватает слов, чтобы описать, как это было.. наверное, я больше и не смогу испытать такой сильной, всепоглощающей любви и страсти, даже к Полю. Фриммен покорился и мы отвели его к хранителям Тиамата.. там была казнь. с него спрашивали за дела его, мысли и нарушение клятвы. в конце своей жизни Фриммен раскаялся..

забавно и грустно, что он, обладая такой силой, попался на любви. эротоманолог. у него почти весь мир был под ногами, неограниченная власть над эмоциями магов, а ему хотелось всего лишь любви. на человеческом и сломался. это сейчас я могу рассуждать свободно. а тогда меня трясло. еще очень долго..
момент осознания себя в реальности был наполнен радостью. мы с Рашером, лежащие рядом, начали обнимать друг друга и смеяться. шутка ли, предотвратили прорыв хтони! врата закрыты.. были первыми смертными, не заключенными в Тиамат, видевшими Бишепа и Кроули там.
а после - трибунал, бюрошники, разборки.. но меня это коснулось мало. кажется, я обрела еще какую-то часть себя. у меня все ярче ощущение, что личность, с которой я 51 год прожила и не моя вовсе. Том, только подумай об этом! понимаешь теперь, почему я решила все это тебе написать?..

многих пациентов выписали. Королевы нет.
и Ксавьера нигде нет.. уже долго. от безумия, кажется, излечился, так где же он? вспомнила, что как и я часто бывал в карцере.

не нашла его и на следующий день. от Поля вестей нет. родители и дочь молчат. малыш растет.. уверена, у меня мальчик. назову его Джеком. я пошла в карцер, ведь Джек рядом, он точно здесь меня не бросит. прости, что пишу сюда, как в личный дневник..

сейчас я спускаюсь по ступеням. попрошу помочь Джека найти Ксавьера. Том, напишешь мне ответ?

Джек-Джек-Джек-Джек-Джек-Джек-Джек-Джек...
Погас свет, дверь захлопнулась, и Джилл обернулась..

Местонахождение: карцер
Состояние: Cradle of Filth – Hallowed Be Thy Name
Музыка: Voltaire – Lovesong

                                    Рассылка Ролевой курьер       Фестиваль Челкон