Первый день. - Сюзанна, меня зовут Сюзанна (МФ, отчет)

В автобусе меня сморил сон. После внеочередной ночной смены в "Лунатике" это неудивительно. Проснувшись, грустила, смотрела в окно, пока ко мне не подсел и не обратился приятный молодой человек, оказавшийся Иеремией Ротчеффом. Мы беседовали о чем-то, о чем - не припомню. Я слишком устала и волновалась. Я внезапно осознала, куда я еду, и что все, вот оно - НАЧАЛОСЬ, до этого были просто слова и рассказы. Шарила взглядом по лицам, зацепиться бы за что-нибудь, нет, все чужие, холодные, незнакомые, имеющие преимущество, знающие что-то, чего не знаю я. Невероятно. Неуверенность - главное чувство. Иеремия отвлек меня немного от мрачных размышлений, но ему-то хорошо: у него целое семейство в колледже, а моя Николь в хадже, и в своем первом семестре я буду "один, совсем один". Ничего, мне не привыкать.
Нас встретили. Неприветливо. Холодно, неуютно. Много людей, я смущена и начинаю навязываться всем со знакомствами: "Сюзанна, меня зовут Сюзанна". Запомните меня, пожалуйста, я вам еще пригожусь. Волшебная рыбка Сюзи. Сокращаю и упрощаю свое имя, лишь бы запомнили. В холле встречаю смутно знакомого то ли по камину, то ли по какому-то Дню Благодарения, собравшему друзей и дальнюю родню, Йэна Фулера. Вспоминаю, что он обмолвился, что не умеет танцевать вальс, и предлагаю ему свою помощь в подготовке к балу. Становится немного спокойнее - по крайней мере одному человеку в колледже я буду полезна.
Поднимаюсь на четвертый этаж. Высокий, приятной внешности старшекурсник любезно предлагает мне посетить гостиную Рутерфорда - обязательно за руку. Естественно, соглашаюсь и послушно иду за ним. В гостиной море - голубое и белое, но так же холодно и неуютно, как и во всем колледже. Декан Рутефорда: "Что здесь делает первокурсница? Мистер Грант, она Вам уже дала?". Инсендио Минима щеки и уши Сюзанны Леклер. Мистер Грант, не теряя достоинства, быстро уводит меня из гостиной, на этом его любезность кончается. И я отчетливо понимаю, что НЕ ХОЧУ на Рутерфорд.
Из любопытства забредаю в колдомедицинское крыло. Атмосфера мужества и спокойствия, готовность спасать жизни, которая чувствуется здесь, восхищает меня. Я хочу здесь остаться на стажировку, о чем радостно сообщаю окружающим. "Беги отсюда", - упреждает меня то ли Прия Льюис, то ли Шарлотта Дюпре, не помню, кто именно. Я повнимательнее разглядываю стены и - о ужас - с позором ретируюсь. Скелеты! Череп на трости сеньоры Хайд. Нет, я не могу здесь работать. Мой страх слишком силен.
Первокурсники сбились в робкую кучку. Неро Тревор с гордостью рассказывает, как он первый попал в колдомедицинское крыло с Ахелитусом. Так хотел на Везервакс, так торопился попасть в тамошнюю гостиную, что пошел за поманившим Дэрроу. Мы внимаем. Восхищены его отвагой и глупостью, насторожены, полны недоверия к старшим курсам.
Царит дедовщина - на нас накладывают хулиганки. Чувствую себя потенциальным пушечным мясом. Зачем я здесь? Кларисса О'Флахерти снимает с меня Плаузус, а Квентин и Селена еще хлопают. Кто-то из Ротчеффов (Монти?) нацеливается в меня Тарант Аллегрой, бегу и скрываюсь в буфете миссис Боллз.
Возле расписания пытаюсь познакомиться с Виперой Чиппевой. Она отвечает вполне равнодушно-доброжелательно, потом накладывает на меня Плаузус и убегает по своим делам. Уныло хлопая, бреду на ужин. Нет ни сил, ни энтузиазма. За ужином знакомлюсь с Итоном Керком. Он маггловского происхождения и неблагородного образа мыслей (честолюбив и скрытен), хотя против использования жаргонных слов, что я могу лишь одобрить.
После ужина нам демонстрируют чары (Йэн Фулер, ему помогает Лили Старк, очень ловкая, точная в движениях, надо будет учиться у неё, артистичная жертва - Азаведа Ротчефф), затем раздают распределяющие тесты. Чувствую опустошенность и равнодушие. Да, моя кузина на Моратоне, и практически вся моя родня училась там же, и от меня все ждут, что я попаду на Моратон. Но мне уже все равно. Из чувства долга пристаю к старосте Моратона Николасу Макфлдаю - "Что нужно написать, чтобы попасть к вам?". - "Пиши правду", - ответствует он мне.
Я живу в комнате с Квентином, Селеной, Августиной и Алисией. Мы обживаем ее, знакомимся, заполняем тесты при неверном свете люмосов. У меня стойкое отвратительное чувство, что я заполняю тест не так, и пишу не то.
Почти совсем стемнело, и нас небольшими группками ведут в лес. Кто-то строгий и грозный из профессоров (Эмиль Войнич, как я выяснила позже) и небольшая команда старшекурсников сопровождают нас. Мы издалека видим кукулькана, убегаем. Страха нет. Я боюсь только того, чего я боюсь. Мне не жаль своей жизни, если что. Мне еще не за что ее ценить. Да, у меня есть родные и любимые люди (только из-за Николь я живу, на самом деле, мне кажется, остальные только вкладывают в меня инвестиции, как в прибыльное дело), но кругом только холод, холод...
Затем индейское кладбище. Нас предупреждают быть почтительными к этому месту. Томас Калахан пытается сорвать с дерева какой-то предмет (Боже, это скелет! Отвожу глаза). Мы останавливаем его, он не слушает, но вдруг что-то случается... мы идем назад. Я использую тактику: не обращай на Томаса внимания, и он перестанет делать то, что делает. Это срабатывает. Краем глаза отмечаю разумную и деятельную Филиппу Боллз, родственницу Августины. Приятный мне человек. Выдохнули. Уже не чувствую себя так одиноко. Чем темнее на улице, тем светлее на душе. Рядом идут Беатрис и Хосе Норьега, обсуждают отличие безрассудства от храбрости. Я внимаю.
Я вообще стараюсь быть очень внимательной. Схлопотала замечание от профессора Цалель: "А что это вы все пишете в книжечку?". Нет, я не шпион, профессор. Просто фиксация всего происходящего в письменной форме позволяет мне чувствовать себя не такой беспомощной.
Я и Джерри Прист зачем-то выбираемся ночью в Салем. Летать мы еще не умеем, поэтому Дэвид Дэрроу и Бартоломео Ротчефф ведут нас длинной пешей дорогой. Дэрроу предается воспоминаниям о прогулках с Ви, пугает нас с Джерри дементорами и прочими чудовищами и беспардонно командует. Барт шутит о своем. Вообще, они так же мало обращают на нас внимания, как на веточки под ногами. Приходим. Джерри первой заходит в "Дабл-Трабл" и получает от профессора Кейна бонус за отвагу - возможность заказать что-то за его счет. Я мнусь на крыльце, захожу чуть позже. "А вам, мисс Леклер, не повезло". Я тушуюсь, не нахожу себе места. Быстро аппарирую обратно в колледж с профессором Гессом, поднимаюсь к себе и ложусь спать.
В четвертом часу утра Йорк приводит из колдокрыла чуть живую после Инсендио Максима Алисию Войнич - она вышла без проводника на балкон гостиной Моратона. Теплый прием и несомненный намек на то, что медведь должен гореть. Я произношу молитву и закрываю глаза.
Меня настигают сны. Карта Таро - "Дьявол". Хорошенькое веселье для первой ночи на новом месте. А потом мне приснилось распределение. И что меня берут на Рутерфорд. Я падаю в ноги профессору Кейну: "Умоляю, возьмите меня хотя бы на Везервакс!". Даже во сне было явственно это изумленное и скептическое выражение лица профессора, презрительно поднятые брови: что это значит - "ХОТЯ БЫ???". Всё-таки, очевидно, я ОЧЕНЬ хотела на Моратон. Хоть и не признавалась себе.
И вот наступило утро.
Утро нового дня. Добро пожаловать в колледж!

                                    Рассылка Ролевой курьер       Фестиваль Челкон