Берта и Марта Скавронские, кофейня "La Carte"

В 1895 году магическое подполье в Петербурге с целью пополнения партийной кассы совершило налет на казначейскую карету Е.И.В Государственного банка. При нападении был случайно убит инок, перевозивший (как оказалось впоследствии, принадлежавшую г-же Ястржембской) доверенность на распоряжение акциями Российских железных дорог. Бумага была передана для изучения семье Скавронских - сочувствующих п одпольщикам юристов , у которых б ыли две дочери , 14 и 15 лет . Когда полиция и Иноки арестовали организаторов преступления, юрист ы также был и арестован ы . Документы же родители вместе с девочками (в сопровождении друга семьи г-на Плевако) отправили в Г ород Солнца в надежде, что они помогут дочерям устроить свою судьбу и , может, помочь родителям. Но девочек об этом не предупредили, и бумаги пять лет пролежали на дне сундука. По приезду в город Берта и Марта Скавронские были объявлены сиротами и пристроены жить к родственнице-магу Эмме Рихтер. Эмма открыла кофейню « La Carte », и девушки стали работать у нее официантками (чем раньше и подумать не могли заниматься, с их-то образованием и воспитанием). Шло время. У младшей из сестер, Марты, вдруг обнаружились магические способности, на нее надели ошейник. Видимо, поэтому Берта очень боялась заразиться и тоже стать магом. Ее мечтой стало попасть в секту Св. Иоанна Целителя, найти «лекарство» от магии и вылечить сестру (и не заболеть самой). Для этого ей нужна была малость – 500 рублей на вступительный взнос. Она попросила эту сумму у Эммы, но та отказала ей, сказав, что денег таких у нее нет. Что, по мнению Берты, являлось бредом. За два часа работы кофейни она получила чаевыми около ста рублей и еще незаметно сложила некоторую сумму (она ее не считала, но старалась сильно не наглеть) в карман, не донеся ее до кассы. Таким образом, из кассы она не взяла ни копейки. (Только позже, когда сестры хотели сбежать, но в этом она честно призналась хозяйке, когда ту выпустили из-под ареста. Правда… но это потом…) Марта была очень огорчена своим магическим «талантом», который ей был совершенно не нужен. Презрение людей к магам ее тяготило, а то, что большинство магов Города Солнца смирились со своей судьбой, вызывало отвращение. Она хотела стать простым человеком, и выйти замуж за нормального человека представлялось ей некоторым выходом из ситуации. И позже, когда ее избранник вдруг тоже стал магом, она отвергла его. Не потому, что была такой жестокой стервой. Просто не захотела всю жизнь жить с клеймом. Не захотела, чтобы ее дети носили ошейники. Итак, прошло 5 лет. Абсолютно случайно роясь в сундуках девушек, Эмма обнаружила те самые бумаги и рассказала о них. Возможно, мы бы и не обратили на них внимания, если бы не «подполье». Вечером в кофейню вошел представительный господин с очаровательной спутницей, представились Демидовыми. Последовавший за этим разговор выглядел примерно так: «Здравствуйте. Меня зовут г-н Демидов. Я представляю магическое подполье. Нет ли у вас каких-нибудь важных государственных бумаг? Я могу помочь организовать побег с каторги ваших родителей. Да, не удивляйтесь, они живы. В свое время мы передали им эти похищенные бумаги, чтобы они их заверили. Но они были арестованы раньше. Вот уже пять лет мы разыскиваем вас по городам и весям нашей необъятной Родины…. И, наконец, нашли». Честно, мы не поверили. Здоровая паранойя подсказывала нам, что это как минимум провокация от Ордена Иноков. С другой стороны, кому бы пришло в голову нас провоцировать? Посовещавшись, мы решили, что должны сами изучить документ и пообещали дать ответ утром. К утру мы справились с тремя сложными задачами. Первые два часа выбивали бумагу у мастеров. Потом выбивали ее у тети Эммы. Потом сделали пару копий (просто.. на всякий случай…). Немного о документе. Это доверенность, написанная от имени купца Троекурова, на право распоряжения пакетом акций Российских железных дорог. Ценность ее состояла в том, что имя получателя в нее не было вписано. А, следовательно, вписать можно было ЛЮБОЕ имя… Причем обналичить ее нужно было до 18 сентября 1900 года, т.е. в течении трех недель. Разобравшись в бумаге (не без помощи г-на Плевако, за что друг семьи взял с нас «всего» пять рублей вместо 20 (что, несомненно, говорит о его высоких моральных принципах :)), мы сбегали в банк, узнали, сколько стоит упомянутый пакет акций. Сумма в 500 000 рублей нас вполне устроила. Правда, наличие такой суммы денег у двух сирот-официанток могло бы вызвать подозрения в определенных кругах. Поэтому мы решили-таки отдать бумагу Демидову, который к обещанию помочь родителям добавил банковский счет на сумму в 20 000 рублей. Отдав бумагу, мы стали ждать обещанных денег. Точнее, ждать, что нас обманут. Если бы наши опасения подтвердились, мы с чистой совестью отправились бы в Орден Иноков и поведали грустную историю о своей тетушке и всем подполье Города Солнца (и не только этого города). Ибо память услужливо хранила воспоминания пятилетней давности – об аресте родителей именно за сотрудничество с подпольем. От этого отчаянного шага удерживала только какое-то неосознанное желание верить этим людям. Ну, и еще вовремя принесенная чековая книжка. В отличие от Эммы, которая не просто связалась с подпольем, но и укрывала в кофейне беглого каторжника Марецкого, а в довершение всего, когда ее ошейник перестал действовать, пошла учиться к магу, мы вели себя максимально тихо (старались, во всяком случае). Правда я (Берта) умудрилась несколько раз нахамить Инокам Ложи Судий, но мне за это ничего не было. А тем временем Эмма доигралась. Из-за неработающего ошейника у нее произошел стихийный выброс магии. Кофейню подожгла, короче. Как назло, мимо как раз проходил г-н магистр Отто Вернер в сопровождении Туза Треф – милой аптекарши, на тот момент уже работающей на Орден. Эмму арестовали. Уходя, Вернер распорядился арестовать и нас. Но то ли Иноки Ложи Судий не расслышали приказов, то ли им нравилось, как мы им хамим, но по нашу душу не пришел никто, о чем впоследствии сокрушался г-н Вернер. Мы в панике собрали деньги (да, из кассы тоже - это тот самый случай!!!) и документы, приготовились, в случае чего, бежать. Обналичить деньги со счета (т.к. боялись, что его арестуют) не получилось, в банке не было такой суммы. Тогда нам все-таки сказочно повезло – о нас забыли, а через некоторое время Эмму отпустили. Она согласилась работать на Иноков. Нас такой вариант не устраивал. Возвращаться в кофейню больше не хотелось совсем (в это время там как раз проходил «магический корпоратив» по случаю появления в колоде Туза Червей). Смотреть на этот «пир во время чумы», когда маги сидели и радовались, что они законопослушные отбросы общества в ошейниках, было невыносимо мерзко. Осознавать, что ты, Десятка Треф (Марта), одна из них – вдвойне. Хотя я и получила на тот момент предложение от Трефового Туза пойти к ней в ученики. В этом городе нас больше ничего не держало. Кроме одного – чтобы вывезти мага из города, нужно было получить разрешение на отъезд у Ордена. И в этом нам помогли очаровательные «глаза» ))) жившей у нас почтальонки Лизы. Прошение, которое мы попросили ее передать Верховному Магистру Ордена Ложи Судей, было подписано (о чем опять же очень сокрушался Отто Вернер), видимо, даже не читая (иначе ни за что бы не выпустили, ибо город был закрыт). Т.к. кофе закончился в кофейне еще вечером (о чем сокрушался уже не только Отто Вернер, но и все горожане), мы просили разрешить короткую поездку в Амстердам якобы для закупок. Между прочим, кофейня к тому времени принадлежала мне (Берте, хотя и не просила Эмму об этом). Утренний поезд (за пару часов до запуска «коллайдера») успел увезти нас из города. В дороге с меня (Марты) спал ошейник. Мы уезжали с легким сердцем – мы скоро встретимся с родителями. Вернемся ли мы в город Солнца – большой вопрос…

Авторы: Костюкович Ксения (Душечка), Голева Нина (Тигрёнок)
Источник

                                    Рассылка Ролевой курьер       Фестиваль Челкон