Правдивая и подробная история Джеймса Томаса Фулера

*** Бюро ***

Джеймс Томас Фулер. Родился и вырос в Салеме, умирать пока не собирался, а в данный момент нахожусь в комнате для допросов в БМА.

Она называется «Комната наблюдения» на самом деле, но это не меняет сути - здесь добрые ребята из БМА допрашивают тех кто плохо себя ведет, а я очевидный представитель тех парней, кто ведет себя плохо.
«Не надо демонизировать Бюро» - говорили нам в колледже. Колледж был словно несколько тысячелетий назад. Хотя сейчас я чувствовал себя настолько разбитым, что не могу с уверенностью сказать, что было вчера. Нет. Я отчетливо и точно не знал, что было вчера.
И позавчера. Но это второстепенная проблема.

Вместо обычной полупрозрачной клетки или плотного зеркального купола, который тут обычно используют, вокруг был меня соляной круг, в который была вписана октограмма.

Передо мной – трое безликих агентов, строгие мантии, темные очки. Двое из них явно молодые, хотя внешне их и не различишь, но держатся очень нервно, палочки наизготовку, боевая дистанция.

А вот третий – другое дело.

Он наклонился вперед, почти достигая незримой стены, созданной ритуалом, внимательно посмотрел мне в глаза и медленно произнес: «Ты будешь правдиво и подробно отвечать на все мои вопросы и сможешь уйти обратно только тогда, когда я прикажу тебе». У него был сильный акцент. Вроде бы - Восточная Европа.
Я смотрел ему в темные линзы очков, пытаясь хоть как-то достучаться до его сознания. Ненавижу темные очки. Ненавижу других легиллиментов. Как он это делает? Что это за формулировка приказа такая? Я - менталист от Бога, но сейчас стою, затертый обливиэйтами, не понимая как и за что я сюда попал, а какой-то венгерский хлыщ мною управляет.

«Хотя, говно я, а не легиллимент, если без магии его не прошибу»,- решил я.

- Бюро интересуется всеми подробностями вашей работы на «семью» Виктора Ремиларда.

- Наиболее правдивая и подробная информация по этому вопросу находится в моем деле, потому как я проходил в качестве подозреваемого. После переквалифицирован в свидетеля и был полностью оправдан следственным комитетом в октябре 1935, - затараторил я.

- В связи со спецификой оправдательного приговора, ваше дело было… уничтожено.

Вот как? Что-то новое в нашей системе. Тогда действительно придется говорить правдиво и подробно.

- Заранее скажу, что «Семья» Виктора не имеет никакого отношения к Ремилардам. Они там первые, наверное, ждут когда старик подохнет, с его-то состоянием. Да, мы с Салли работали на Виктора Ремиларда. Конкретизируйте ваш вопрос.

- 25 августа 1933 года, Салем, ограбление антикварного салона «Небеса и Витражи», расскажи все подробно.
Надо было говорить. Я не мог не говорить.

- В филиал торгового дома Тайлеров мы проникли по приказу Виктора. У нас был заказ от него на две особенные блестяшки, все остальное мы были вольны оставить себе. Ставку мы сделали на то, чтобы я выкрутил мозги охранникам, и защитный контур доброжелательно впустил нас внутрь. Я не сторонник мгновенной легиллименции и приказов в голову, если, конечно, целью не стоит поломать кому-нибудь мозг, или если ситуация совсем безвыходная. В случае с «Витражами» я месяц подсаживал каждого охранника, постепенно и аккуратно, чтобы никто не заметил изменения поведения или навязчивых идей.

*** Колледж ***

Легиллименция была моим талантом, да.

Однажды ночью, на первом курсе, я прятался у входа в библиотеку от профессуры после отбоя. На шум из библиотеки вышел сильно пьяный мистер Тили – тогда просто непонятный мне мерзенький профессор, ведущий непонятный предмет для старшекурсников. Пока я соображал, как бы соврать и не получить дисциплинарную максиму, он соображал, кто там меня гоняет и в каких он отношениях с загоняющим меня профессором.

- А, Калликанзарос!.. Не бойтесь ее, дитя мое, - он рассмеялся в голос, - хотите немного ментальной магии? – Он протянул мне кубок. Кубок был наполовину наполнен чистым огневиски, - Пойдемте. Скажу ей что вы на спецкурсе. А вы думали когда-нибудь, что кубок - оборотень?

В библиотеке сидело пять старшекурсников, все как один в красивых мантиях, высоких сапогах, мужчины - с резными тростями, у некоторых - по несколько палочек, девушки – в шляпках с вуалями и с чудеснейшими украшениями. На центральном столике стояло несколько бутылок огневиски и шампанского, коробка шоколада и банка с крокодиловыми глазами.

Я, выходец из бедной ветви Фулеров, первокурсник в жалкой серой мантии с порванным подкладом, смотрел на них как на богов.

- Господа, - профессор развел руками в стороны, призывая к вниманию. Его ощутимо качало, - В этом году трое из вас выпустятся. Двое – выпустятся через год, если не подохнут по глупости, да Френки? Что же тогда делать мистеру Тили?

Раздались робкие смешки. «Пить на свои», - послышался шепот.

- Ша! Давайте поприветствуем в нашем клубе легиллиментов свежую кровь! Представься!

- Джеймс Фулер, - пробормотал я.

- А сейчас, - профессор все так же шатался раскинув руки, - давайте отбросим якоря, ключи, тонкие тела и прочие высокие материи. Давайте вернемся к основам, с которых мы все начинали, и предложим мистеру Фулеру простейший силлогизм. Вильямс, - он ткнул палочкой в какого-то парня, - твоя очередь. Все, не могу больше стоять тут, - он упал на кресло и приложился к кубку.

Вильямсом оказался высокий парень в шарфе старшекурсника Моратона, с железным колдотехническим протезом вместо левой руки. Он демонстративно медленно встал в полный рост, сжал протезом глиняный кубок с медведем, налил себе огневиски, и лишь тогда посмотрел на меня, сверху вниз.

- Простейший, профессор? Фулер – Фулер.

*** Трансфигурация для увлеченных, но скучающих менталистов ***

Раздел номер три.

Трансфигурация дверей. И их последующее вскрытие.

В свитке необходимо использовать подробное описание или развернутое предложение - минимум в 10 слов.
Условие должно быть внешне различимо и относиться к таким, которые могут быть легко распознаны наблюдателем.

Пусть, мы трансфигурируем все ту же «дверь в спальню Моратона» в дверь со свойством «дверь, которая откроется перед тем, кто носит на себе шарф терракотового цвета».

Дружочек, зачем ты ходишь в спальню в шарфе? Ты потом с утра перепутаешь его с шарфами сокурсников. Вешай его в шкафу рядом с мантией, перед тем как отправится спать.
Успех – 3 из 3.

*** Семья ***

В здании «Витражей» стоят трансфигурированные двери, которые после закрытия впускают только при наличии значка охранника. Торговый дом закрывается в полночь. В здании 5 охранников, которые сами ставят контур. У каждого свой маршрут обхода, и только у одного он включает внешний периметр.
И вот, вечером 25 августа, парень, который обходит внешний периметр, решает закурить трубку и задержаться на улице подольше. В процессе он оставляет на скамейке свой значок. Пока он курит, Салли проходит внутрь и выносит еще два оставленных значка. Один из значков достаётся мне, а другой чудесным образом возвращается к охраннику, что бы тот мог беспрепятственно зайти внутрь.

Мы планировали выгрести в Витражах все, что там было, упаковать и выйти через парадный вход, как приличные граждане, а через пару кварталов – аппарировать, чтобы наш след не проследили.
Но какие-то ирландские отморозки решили в ту же ночь вдарить по «Витражам». Я думал это было совпадение. Подготовка у них была никакущей, зато гонору много. Высадили Бомбардой дверь, ломанулись внутрь, первый сложился о контур, второй – видимо был с амулетом – прошел внутрь, провел остальных. Завязался бой c охраной. Хорошо, что мы первым делом взяли блестяшки для Виктора. Поэтому сейчас могли схватить набранное и быстренько сбежать. Но все пошло не так. Нас запалила охрана, а ирландцы решили, что им гораздо проще тиснуть мою сумку с горкой набитую артефактами, и все накинулись на нас. Я выпрыгнул в окно и аппарировал оттуда со всем добром. Салли остался лютовать и жечь в свое удовольствие веерными максимами и пропустил в итоге Маледицеро. Решил сбежать через окно - менее удачно чем я – и порезался о раму.

Но, как мы потом узнали – там им стало не до него. В «Витражах» начался сущий ад.

У охранников сработал контур и на улице начали выходить из аппарации люди из охраны Тайлеров.
Но, ребята, никогда, никогда не убивайте ирландцев в темном помещении полном дверей. Одновременно с охраной подкрепление прибыло к налетчикам - свежие, охочие до драчки ирландцы. Грохот и вспышки – как на Рождество. Лучший район магического Салема превратился в маггловский Чикаго.

В той потасовке погиб младшенький ковенмена О’Флахерти. Связался мальчик с плохой компанией, с кем не бывает. Тайлеры с ирландцами как-то договорились, а наши портреты к утру висели на каждом столбе.
И мы начали бегать. Главная наша проблема была в том, что мы не знали где находится Виктор. А как только узнали - мы стали убивать.

*** Семья ***

Кафе «Гразиани», лучшее заведение Салема.

- Моя дочь связалась с этим ублюдком. Я не знаю, что у нее в голове, и не собираюсь разбираться. Если это добровольно, то пусть будет так. Твоя задача просто быть рядом и следить, чтобы с ней ничего не произошло. Или, если не дай Бог, - старик пробормотал что-то на испанском и коснулся пальцами лба, - с ней что-то случится...

Он посмотрел на меня так, что все мои предыдущие встречи с дементорами показались мне ничтожными.

- Я… я понимаю, сеньор Рамиро. Это... это честь работать на такого человека как Вы. Я все сделаю. Или…, - ковенмен Рамиро Эстебан Норьега улыбнулся, обнажая белоснежные зубы, - все сделаю, а я ссыкунишка, да.

- Я порекомендую тебя Виктору Ремиларду. Под его началом можете делать все, что он потребует. Потом ты получишь полное оправдание.

- А, я хотел бы... попросить за своего друга… Мы с Салли...

- Я поручусь только за тебя.

- Но… Мы же с ним друзья… - Боже, как же я боялся этого старика.

- И ваша школьная дружба не является частью нашей сделки. Мне нужен менталист, который сможет вовремя обнаружить угрозу для моей дочери и предупредить меня. Точка.

Этот разговор окончен и его никогда не было.

*** Бюро ***

- А напомните, мистер Фулер, как вас вообще оправдали?

Ох, ты жалок, европеец. Зафиксировать меня в ритуальчике – одно, а доказать…

- Оу. Так меня же там вообще не было. А если я там и был, то отсутствие состава преступления - отсутствие mens rea, - я ткнул себе в солнечное сплетение указательным и средним пальцами, - Виктор - он тот еще подонок. А еще была сделка со следствием, а еще - потому что я чертовски хорош собой.

Я постарался улыбнуться как можно более мерзко. Бюрошник смотрел на меня не скрывая презрения

- Хорошо. Расскажи подробнее про Сальваторе Таталья.

Ты бы записывал, что ли?

- Мы все называли его Салли. Или Стрелок. Мы учились вместе. Мы были друзьями. Его семья эмигрировала из Италии в начале века. Попали одновременно в Мэйфлауэр, спасибо Попечительскому Совету. Рутерфорд. Сразу держались вместе – вокруг нас были сплошные южане и богатенькие чикагские Фулеры.

Салли был красавец. Невысокий, смуглый, темноволосый. А еще он был нечеловечески хорош в чарах. Знаешь, когда у девочек из хороших семей подготовка бального танцора и они чертят палочкой академичные ровные движения, красиво ступают на носочках и правильно движутся, зато в ситуации стресса паникуют и тут же поднимают ручки. У бойца привыкшего к любым дракам таких движений никогда не будет – жесты у таких рваные и неточные, произношение хромает, в итоге, несмотря на всю ярость, больше воздух сотрясают всполохами, чем колдуют.

Так вот этот парень – он был идеален. Салли был быстрее всех, кого я видел, но при этом никогда не делал резких движений, перетекал из стойки в стойку, чара за чарой, чара за чарой танец, бесконечный, непрерывный узор, выплетаемый ровной черной палочкой без украшений… Невероятно легко и быстро. Ко второму курсу он на спор, за стакан виски – своих денег у нас почти не было - уделывал старшекурсников боевым хватом на потеху публике в Даббл-Траббле. Тогда мы прозвали его Стрелком. К четвертому курсу он «выиграл в покер» лицензию на Аваду, но сколько я его знал – почти не использовал ее. Говорил «слишком просто, нет движения».

*** Колледж ***

- Уроборос.

Колледж. Это было словно несколько жизней назад. Третий курс. Золотая осень. Вчера мы сломали жизнь Джонатана Фулера, моего сокурсника и однофамильца. Лучшего ученика на потоке и любимчика этой змеюки. Мальчика, назначенного старостой после того как мистер Рихард Тайлер получил свой шарфик старшекурсника и удалился от ответственности. Джонатан, получив долгожданный значок, вдруг резко стал неуверенным и тихим с сокурсниками, зато старательно хамил и язвил Госпоже Декану. И, разумеется, Женевьева нашла лучший способ морально уничтожить бывшего фаворита - отдала значок старосты мне.
Первым моим управленческим решением стало назначение Салли капитаном квиддичной команды, с последующим торжественным вручением ему полномочий физически наказывать тех, кто не ходит на тренировки. Кроме старосты, конечно. Мы начинали потихонечку править этим местом. Страшно было подумать, что будет к выпуску.

А сейчас мы грелись в последних лучиках осеннего солнца, отмечая дело бутылкой ежевичного вина на скамейке перед квиддичным полем. Ричард Ленгмор вел у первого курса Чары, периодически требуя мистера Сальваторе показать какой-нибудь сложный жест первокурсницам.

- Бутылка Клейна. На самом деле, - сказал я, затянувшись и пустив дым вверх, - мы все в бутылке Клейна, - я передал сигарету Салли.

- Не понял тебя, - Салли с недоверием посмотрел на мою сигарету.

- Смотри. «Трансфигурация для увлеченных», - я показал ему учебник по трансфе. Поверх заголовка я подписал на титульном листе «, но скучающих менталистов».

- Что? Трансфигурация для увлеченных, но скучающих менталистов? Ересь какая-то. Причем здесь змей, кусающий свой хвост?

- Представь – мир многими воспринимается, как мозаика разных и невзаимосвязанных систем. Ты же не пытаешься вплести астрологию, например… в чары! - Мистер Ленгмор резко обернулся и выразительно посмотрел на меня, - Европейцы верят, что маг это система из 7 тонких тел. Индейцы верят, что мир это… Похеру, во что они там верят. Так вот - Бутылка Клейна. Общая для всего структура, не имеющая границ. Если проще – то Уроборос. Но бутылка звучит интереснее, Уроборос – мистичнее, - тараторил я, - И, для начала, я решил запафнить учебник.

*** Семья ***

- Ты дурак, Салли! Кретин! Что значит «я сплю с любовницей босса»?! Ты совсем крышей поехал? Ты знаешь, что Виктор с тобой сделает если узнает?!

Салли молча стоял, выставив палочку и смотрел на меня

Я лукавил. Я думал о том, что со мной сделает ее отец.

- Салли, тебя убьют. ТРИНАДЦАТЬ! РАЗ!, - я ударил его ладонью в лоб, изображая Круцио - Ты же знаешь, что он делает с людьми! Ты знаешь, что он сделал со своим отцом! А это был его отец, а не какой-нибудь безвестный маглорожденный стрелок! Чем ты думаешь?! Он и ее может порешить! Что ему какая-нибудь Норьега! – Я сел на пол. Я был в истерике. Я понимал, что в этом случае конец еще и мне.

- Она не «какая-нибудь». Я люблю ее. Если мне понадобится – я убью Виктора. Я могу убивать не менее изобретательно чем он, Джимми. Встань и успокойся.

*** Бюро ***

- Так почему именно сейчас вы снова, что-то от меня хотите, мистер восточноевропейский агент?

- Дело Виктора прошло реквалификацию, и он был признан опасным для Магической Америки. В общих терминах он был все-таки признан «темным» магом. У Бюро Магических Аномалий есть подозрение, что Виктор использовал заклятие Хоркрукс.

Странная херня – юриспруденция. Я знал минимум 10 человек, один из которых – федеральный судья, которые в ответ на подобное заявление сказали бы: «Ну Хоркрукс и Хоркрукс, чем он вам жить мешает? Не негр же.» Стооп. Темным магом? Ну точно.

Я болтался в контуре достаточно долго, чтобы обнаружить, что не могу пошевелиться. В данный момент хотелось присвистнуть, повести бровью и гордо повернутся к нему спиной.

- О, так наконец он стал для вас темным магом! С каких пор у нас вообще есть такое определение? Почему вдруг Бюро переквалифицирует в Тризн* за использование Хоркруксов? Или, может быть, кто-то из Ковена сильно попросил избавиться от старика? – в такие моменты я гордился за то, как могу говорить - Потому как и у них самих, и у Бюро – кишка стала тонка после нескольких безрезультатных попыток залепить в него Авадой. И они приглашают вас из Европы, как это называют, panzer-magie, чтобы вы запретными знаниями в некромантии и учением вашего Гриндевальда разобрались с простой бандитской группировкой? А что Белая Башня вам пообещала взамен? Убежище для вас или для семьи «на всякий случай»? Впрочем, не важно, я не догадаюсь, не видя вашего выражения лица. Но теперь я могу считать, что мы говорим на равных. Спрашивайте дальше.

Какое-то время он мялся.

- Кхм… Чем конкретно вы занимались для него? – Голос был более хриплый, чем до этого. Да, я угадал. Так для него или для семьи?

- Кроме ограбления «Витражей» - ничем особенным. Мелкие поручения – там я скручу мозг кому-нибудь болтливому, тут Салли пристукнет должника. Обычные бойцы в «уважаемой семье». Только собрал он ее не по крови, как у магов, а по праву сильного. Хе-хе. Слушайте, мы оба знаем теорию магии и знаем, что нужно для Хоркрукса. Я знаю даже еще чуть более романтичную европейскую версию, включающую пытку любимого человека до кровавых слез.

Он снял очки. Передо мной стоял грузный мужчина, с густой седеющей шевелюрой и окладистой черной бородой, с благородным вкраплением седых волос. У него были глубоко посаженные карие, почти черные, глаза и нос, огромный и горбатый, словно у ворона.

- Думаешь, что ты угадал насчет меня, Фулер? Ты понятия не имеешь, кто я такой. Ты понятия не имеешь, кто ты. Ты даже не знаешь, какой сейчас год. Но, да. Убежище.

Что?!

Он надел очки, его внешний вид снова стал нечетким и непримечательным.

- Давайте тогда еще раз уточним список ключевых участников.

- Опять? Киран О’Коннор, его правая рука, ирландец, косящий под маггла. Уже убит. Семья Андриетти из Назарета – старший брат у них занимается контрабандой. Можете его сами авадировать. Еще жена была у Виктора. Какая-то по счету. Или просто любовница, я не в курсе. Изабелла Норьега, дочь ковенмена. Не участвовала в делах. Потрясающая красавица. Было жалко. Этот вариант рабочий. Еще поговаривали, что он убил своего отца. Может легенда, а может и нет. Если думаете на хоркрусы, то я ставлю на Норьегу.

*** Трансфигурация для увлеченных, но скучающих менталистов ***

Упражнение трансфигурации и ментальной магии номер два.

«Лимон-Бревно»

Найдите бревно, произведите его нуль-трансфигурацию в лимон.
Разделите лимон на две неравные части – большую часть оставьте себе, меньшую – отдайте другу. Когда ваш друг захочет подать вам сигнал – пусть съест свою дольку лимона.

У вас нет друзей.

Это отличная идея, парень - если вдруг узнаешь, что профессор Прист опять решил снять с меня баллов как только найдет – съешь лимон, чтобы не так радостно улыбаться. Легиллименс.

*** Семья ***

Киран О’Коннор. Отличный парень. Из тех, что считают, что стальные яйца решают в делах больше чем магия, волшебная палочка и вовремя подготовленный ритуал. Для него это был специфический вызов - обставлять все дела без применения магии. Считал себя крутым.

Потому как Салли внезапно понравился любовнице босса и не смог удержать свой член в штанах, у О’Коннора, как у наиболее слабого в окружении Виктора, на всякий случай начали появляться крайне забавные привычки, которых он сам и не замечал.

Главное в искусстве легиллименции – плавность, нежность и регулярность подходов. Как булавки с дорогой женой.

Если у человека при виде вас появляется стойкая навязчивая мысль отдать вам всю наличность – вы не «охрененно оригинальны». Вы - говно, а не менталист. Крутые ребята, вроде меня работают гораздо тоньше. У крутых ребят есть правила.

У Кирана был портсигар, сигареты из которого он никогда не курил, но всегда носил с собой. А у меня была сигара скрученная из множества табачных листов.

Лист с надписью «Виктор узнал про Салли и Изабеллу» в Лист Табака... Лист с надписью «Виктор планирует вас убрать» в Лист Табака… Лист с надписью «Киран решил прикончить босса» в Лист Табака…

Согласен, всегда бывают случаи, когда на долговременные ухаживания времени нет. Но и тогда, надо подходить очень аккуратно, чтобы жертва не решила, что ее изнасиловали.

И как я уже говорил – О’Коннор отличный парень. Обнаружил наше укрытие через неделю после ограбления, пообещал загладить все проблемы, велел сидеть тихо, забрал те два ништяка для Виктора – диадемку и скипетр. Будто я уже не знал все его намерения.

- Эй, Киран! А ты же не заставишь нас волноваться? – с наигранной опаской спросил я, сидя на стуле в дальнем углу комнаты. Я был собран, между нами было ровно 5 метров – ни прибавить, ни убавить, палочка была у меня в рукаве.

- В смысле?

- Времена нынче опасные. Вон, младшенький О’Флахерти недавно кончился, говорят. Вроде как тебе кем-то приходился. Волнуюсь я, - мои глаза вспыхнули, - Ты же нам пошлешь сову со склянкой для думослива со всеми своими будущими воспоминаниями с этого момента? Сделаешь это как только отдашь артефакту Виктору. Легиллименс Максима!

*** Колледж ***

Выпускной год

Этим вечером я обсуждал мою теорию восстановления воспоминаний стертых Обливиэйт Ультима с профессором ментальной магии.

- Мистер Тили, даже от сгоревшей рукописи остается пепел. Если вам не нравится идея с восстановлением только через думослив, то почему бы нам не построить аллегорическую модель 7 тонких тел, и, например, основываясь на данной структуре обозначив каждый за нить, сплести их в нужном порядке, тем самым восстанавливая нужные переживания на других телах. Порядок задается опять же…

- Мистер Фулер. Мне не нравится ваша идея не потому, что она неверная или антинаучная, мне не нравится ваша идея в принципе. Вам ведь надо сдать ТРИТОН и выпуститься, и вы явно не намерены посвятить жизнь теоретическим изысканиям. Я скажу, что с вами будет. На вручении диплома вам так же выдадут заключение Третьей Палаты. А на выходе за ворота колледжа встретят люди в аккуратных черных мантиях. И вы, в лучшем случае, проведете жизнь в застенках, под непреложным обетом, плетя для Бюро эти ваши... какули. А что будет со мной? Я же знаю, ЧТО ты будешь делать с этим знанием. Если ты действительно гений – тогда считай это Испытанием. Может быть даже Вызовом. А так – можешь быть мне благодарен. Обливиэйт Ультима!
10 минут он самодовольно попивал разбавленный огневиски, пока я хлопал глазами.

- Так что у вас с дипломом, мистер Фулер? Я думаю вам следует заняться трансфигурацией на самом деле. Ментальная магия не относится к области «добрых чудес», которые от вас ожидает комиссия. Сделайте что-нибудь декоративное. Вы же еще и трансфигуратор.

- А… Может быть... Какой-нибудь способ обходить условие на взгляд в глаза? По закону контакта, например…

- Нет, Фулер, нет. Займись трансфой. Вот, я напишу тебе расписку, отдашь Дедулику. Считай это моя вира за то, что я не буду курировать ТРИТОН у своего личного ученика.

*** Семья ***

Я все так же сидел на стуле в съемной квартире. Меня разбил нервяк. Салли был не в курсе происходящего, или просто слишком спокоен, или не догадывался, но мне-то все указывало на то, что Виктор нас соберется убирать, рано или поздно. Нападение на «Витражи» было целиком об этом. Или О’Коннор решил нас кинуть.
Киран аппарировал, и от него уже полчаса не было ожидаемой совы. Но я же не мог промахнуться. Джимми Фулер не ошибается в мозгах. Хотя - была слишком длинная формулировка, могло зацепиться. С кухни вышел Салли с кружкой кофе, закурил, и, встав посреди комнаты, начал смотреть в окно. Главное, чтобы не подходил к нему.

У меня что-то зашуршало в кармане пиджака под мантией. Я нервно схватился за карман – и поймал смятую бумажку. «Виктор узнал про Салли и Изабеллу».

Я побледнел. Как?! Что я пропустил? Еще шорох в кармане. Я уже знал, что там. «Виктор планирует вас убрать».

- Уходим!!! Быстро, на улицу, АППАРЕЙТ КУДА УГОДНО, САЛЛИ, БРОСАЙ ВСЕ НАХЕР, БЕЖИМ! Думослив только надо будет забрать. ЧЕРТ, ЧЕРТ, ЧЕРТ! Мне же нужно послать сову!

*** Колледж ***

- Ну, мне мою охотничью чару Ленгмор пропустил. Считай сдался уже. А у тебя что с ТРИТОНом?
Я пил третью стопку огневиски по расписке Тили, три еще ждали очереди.

- Скажи, Салли – ты всегда уверен в том что твои идеи – твои?

- Я – да. Потому что ты - под непреложкой не лезть мне в голову, а больше никто не осмелится. Так что с дипломом-то? Помощь нужна?

- Знаешь, большинство преступников отлично планируют все свои комбинации, кроме одного момента – не знают, как они будут выходить из дела в случае провала.

- О чем ты, братан?

- Да я не знаю, как я буду сдаваться, - я закурил, - Тили меня послал с моим Тритоном. Пойду к Калликанзарос. Трансфану ей какую-нибудь сигналку красивую. Нахер все, Салли. Хотя… Найди мне думослив. Но не сам.

*** Семья ***

Мы аппарировали в какую-то кафешку в на окраине города, только успели отдышаться, как нас догнала сова. Я не ошибся. Честно – я планировал увидеть, что именно Виктор будет делать с артефактами. Моя паранойя мне говорила, что, возможно, придется туда проникать и вынимать Норьегу, и нам очень понадобится точное число и расстановка людей в поместье Виктора. Киран радостно сдал нашу явку. Киран рассказал про Салли и Изабеллу. Этот-то жук мелкий откуда знал? Сучонок. Виктор велел нас взять и привести к нему, но сначала позвал Кирана посмотреть на маленький темный ритуальчик.

На всякий случай, чтобы тот был в курсе, на будущее. Виктор ласково надел диадему на любовницу и нежно опустил ей ладонь на лоб. Я не знаю, как малыш Киран там выстоял все это время. И я до сих пор помню, какое платье на ней было, прекрасный медный оттенок кожи, ее крик, и как она трепыхалась в агонии, прикипев к его руке.

После первого она еще смотрела на него с долей нежности. Я знал, что будет еще 12, поэтому не стал досматривать. Вынырнул оттуда. Салли, не говоря ни слова, придвинул думослив к себе.
Я выбежал из кафе, закурил. Он был мои другом, но я меньше всего сейчас хотел находиться рядом с ним, и тем более как-то поддерживать его в этой ситуации. В этот момент я больше всего боялся за себя.
Я уже скурил три сигареты, когда Сальваторе вышел из кафешки. Совершенно бледный, с двумя черными ровными палочками в руках. Он молча взял меня под локоть, и мы аппарировали.

Думослив же!

*** Семья ***

- ИНСЕНДИО МАКСИМА ВЕЕРНОЕ! ТОРМЕНЦИО МАКСИМА ВЕЕРНОЕ! МЕНТО МЕНОРЕС МАКСИМА ВЕЕРНОЕ. ИНСЕНДИО УЛЬТИМА! РИКТУСЕМПРА УЛЬТИМА! СТУПЕФАЙ УЛЬТИМА!

Мои колени дрожали. Мне оставалось только идти за Стрелком и пытаться не плакать от ужаса. Я шел за ним, машинально ставя щиты от тех редких заклятий, что прилетали в меня. Сейчас, сейчас он выгорит, пропустит чару, кто-нибудь кинет Аваду, его начнет трясти от совокупного отката, и тогда я останусь в этом горящем доме совершенно один, среди толпы врагов и начинающих подниматься от торменцио упырей. Он не может так поступать. Мы же друзья, он не может меня вот так бросать.

Сальваторе шагал, разбрасывая вокруг себя бывших подельников, посыльных, бойцов, домашнюю прислугу, мебель и домовиков. Он не шел, нет, он не делал ни одного чистого шага – каждое его движение было частью божественной связки, танца, и узора сплетенного двумя черными палочками. Это был Danza macabra, и он был той самой пляшущей смертью с итальянских церковных скульптур и гравюр, увлекающей в танце за собой и молодых и старых, благородных и нищих и возглавляющей процессию мертвецов.
Сколько было человек в этом особняке? 10? 15? Может все 40? Я не знал, не хотел знать, и понимал лишь одно – еще несколько чар - и этот парень должен будет упасть, сойти с ума, загореться изнутри, я не знаю.
Мы вышли во внутренний дворик. На улице шел дождь. Там мы встретились с Кираном, Виктором и тем, что осталось от Изабеллы.

Пока глаза Кирана расширялись, а рука тянулась за палочкой: «Экспеллиармус, Виктор, Петрификус Тоталус, Виктор, Менто Менорес Ультима, Киран, Коньюктивитус Ультима, Киран,» -

Сальваторе поскользнулся и припал на одно колено. АВАДА КЕДАВРА, ВИКТОР!

Стрелок падает лицом на землю. Я никак ему не помогаю. Я не двигаюсь с места. Я смотрю как корчится в агонии ирландец. Как капли дождя падают на тело Виктора и прекрасной Изабеллы.

Хлопки аппарации. Один. Два. Три. Четыре.

- Сонорус… Бюро Магических Аномалий! Не двигаться! – с явным наслаждением орет чей-то молодой голос. А никто и не двигается, родной, - Экспеллиармус! Инкарцеро Максима!

И вот на место пляски смерти приходят люди в черных рясах, окончательно возглашая смерть на этой земле. Впереди них идет испанец. Рамиро Эстебан Норьега. И в нем нет жесткости, ярости и злобы. Я вижу сломленного старика со слезами, стоящими в глубоких глазах. Он стоит перед горящим домом, под дождем, посреди умирающего сада, над растерзанным телом своей дочери.

- Устроили чертову войну. Ради чего? Убили О’Флахерти. Убили мою девочку…

- Я сдержу свое обещание, Фулер. Куда тебя аппарировать отсюда? – меня под руки берут два агента в темных очках.

- Веселый Джекалоп, – бормочу я название забегаловки в которой мы сидели с Салли до того, как над нами открылся ад, – Этого тоже с собой возьмите! – я указываю агентам на подрагивающее тело Салли.

- Сеньор Норьега? – уточнил стоящий над Стрелком один из агентов

- Мы договорились только насчет тебя, Фулер, - Рамиро делает запрещающий жест в сторону агента.

- Но.. мы же с ним… Салли! САЛЛИ!..

- Обливиейт Ультима! – мне в лицо бьет красная вспышка, - аппарейт, крыльцо «Веселый Джекалоп».

*** Бюро ***

- После его авады Виктор некоторое время лежал в коме и потом вышел из нее.

- Да, я знаю.

-Так значит, диадема?

- Значит, диадема.

- Так и какой сейчас год, господин panzer magie? – самодовольно спросил я. Пора выбираться из этого кокона.

- Одна тысяча девятьсот семьдесят третий, господин стабильный американский призрак. Ты можешь идти за завесу, - широким взмахом Айвен стер контур соляного круга.

*** Салем, 1944 год. ***

-Тортуга, вроде этот?

Вечереет. Высокий худой мужчина курит у ворот кладбища. Два молодых человека подходят сзади.

- Мистер Фулер? – молодой голос, с едва уловимым итальянским акцентом.

- Ммм, ну я, и?

- Донни, жги!

- Вам привет от мистера Ремиларда. Круцио!


*Третья(высшая) категория преступлений, включая в себя преступления против государства

Комментарии

простоЮля аватар

Скучно. И непонятно.

saruyoshi аватар

Может и непонятно. но атмосферно и литературно весьма. Пожалуй это даже лучшее что прочиталось из всего пока прочтённого.

rubinat аватар

О_о
Скучно????????????

Nagi аватар

а мне понравилось. хотя, да, думала, что будет скучно. очень живая история. правда, очередная про "подворотни". вот так читаешь и думаешь, что нет в Маг.Америке приличных людей. даже гении и те несчастные и в дерьмище. без просветов.)

irenne аватар

очень хорошо

DrAcula аватар

Пожалуй, максимальное кол-во намеков на разные известные и малоизвестные истории :)

Ritter аватар

Хороший фанфик, большой. Рассказана неплохая, занимательная история. Хорош финал.

Однако после первого же прочтения почувствовал, что с фанфиком что-то не так. И нет, я сейчас не о пунктуации и несогласованных во времени фразах. Перечитал ещё несколько раз, чтобы сформулировать максимально точно.

Повествование построено по канонам современного американского кино. Динамика, событийность, хождение по краю, action - всего много и навалом, зашкаливает. И каноничный финальный бой, когда всё веерное и всё горит и взрывается. И крутой Салли Мелман, у которого в лучших традициях Руматы Эсторского сорвало крышечку.

Но все персонажи плоские и, простите, неживые. Как персонажи CRPG, склеенные из полигонов. Салли любит Изабеллу. Примите как сюжетный факт. Виктор - главгад. Киран - прихлебатель главгада. Главный герой сидит за барной стойкой, пьёт виски и курит, у него нуар, как у Макса Пейна, а потом его убили Круциатусом. Факты, факты, факты - и никакого чувства. Да и мысли, мотивы не особенно глубоки.

Набор неглубоких штампов. Но штампов действенных, цепляющих и, на первый взгляд, привлекательных.

Kalira аватар

Отлично. Мне очень понравилось. Очень кинематографично.