Кровавые Драконы

Происхождение Кровавых Драконов

В древнем городе Ламии существовал воин, который был величайшим из капитанов королевской гвардии. Красивый, сильный и добрый, Абxораш был непревзойдённым воином, на которого быстро положила глаз Неферата, Королева Ламии. Вскоре Абxораша вызвали в Храм Крови пред очи самой госпожи, где в честь Королевы он выпил чашу, заполненную непонятной жидкостью. Когда он поднёс сию чашу к устам своим, судьба его была предопределена навек, он был проклят после первого же глотка, который он сделал. Сознание его заполнили видения, полные смерти и крови, так как чаша, из которой он пил, была наполнена Эликсиром Жизни. Вскоре лучи солнца стали причинять ему боль, и более ему не нужно было есть мясо или пить воду. Его обуяла жажда иной природы, он начал охотиться на людей. Абxораш очень долго противостоял стремлению пить кровь живых, но, в конце концов, искусство Некромантии оказалось сильнее, и он стал Вампиром. За одну единственную ночь, Абxораш уничтожил двенадцать человек. Из их тел он до капли высосал кровь, утолив, наконец, свою бесконечную жажду. И только когда он насытился, он понял, что наделал.

Абxораш кровавыми слезами плакал, жалея свои жертвы. С той ночи он выступил в пустыню, где охотился на кочевников, не желая более возвращаться к своему народу. Он поклялся, что найдёт способ, как держать свою жажду под контролем, и долгое время тренировал свою волю, чтобы увеличить собственную физическую и психическую силу.

Абxораш быстро поднимался по дворянской лестнице Вампиров, пока не стал главным командиром армий Ламии. Ему был присвоен почётный титул Лорда Крови, после чего он решил установить в королевстве закон и относительную справедливость. И хотя Ламия оставалась городом кошмаров, где бледнокожие аристократы охотились по ночам за кровью, благодаря Абxорашу в королевстве существовало какое-то подобие порядка. Законы выполнялись, а преступность уменьшилась до минимума. Власти настолько сильно боялись бессмертных, что коррупция и взяточничество просто перестало иметь место в этой стране.
Но высокорожденные Вампиры Ламии не желали исполнять законы Абxораша. Несмотря на его запреты, они часто выходили на охоту за кровью в другие королевства. В конце концов, это привело к тому, что другие королевства с подозрением стали относиться к Ламии, а Абxораш мог только беспомощно наблюдать, как действия высокомерных Вампиров вызывают праведный гнев правителей Нумаса, Зандри и Расетры, восставших в конце концов против Ламии.

А потом пришёл день, когда короли Хемри подписали великий альянс. Их многочисленные армии пересекли Горы Края Мира, после чего война разгорелась в самой Ламии. Несколько месяцев Абxораш сдерживал нападавших и выиграл множество битв. Но, шаг за шагом, гигантские армии Неехары оттесняли Абxораша назад. В конце концов, врата Ламии были сломаны, и древние склепы, пирамиды и высокие шпили Ламии были разрушены. Была сожжена даже великая библиотека. Захватывая улицу за улицей, дом за домом, Хемрийские солдаты всё ближе и ближе подходили к Храму Крови. Здесь, Абxораш и личная гвардия Королевы Нефераты стали в последней, безнадёжной обороне Храма Крови, но когда огонь начал лизать ступени храма, они вынуждены были отступить. Когда великий Храм Крови рухнул, по городу пронёсся полный отчаяния крик Абxораша. Он потерпел поражение, как воин, и больше его любимого города не существовало.

Видя, как его прекрасный город разрушают и уничтожают враги, Абxораш претерпел сильное душевное потрясение. Он поклялся, что на вечные времена станет врагом Человечества. Он направил остатки своих войск на юг и пробил пылающую дорогу через улицы города. В то время как другие бегущие Вампиры забирали с собой сокровища и богатства, Абxораш взял только оружие и доспехи. Четверо из его последователей-вампиров пошли вместе с ним.

Только некоторым Вампирам удалось бежать от ужасного возмездия Хемрийцев. Абxораш не пожелал присоединиться к остальным аристократам. Он отверг их общество, проклиная их за высокомерие, которое привело армии Хемри к вратам Ламии.

Вместе со своими последователями Лорд Крови направился на север, разыскивая какой-нибудь знак, который указал бы ему смысл его существования. Легенды говорят, что после многих лет путешествий, он пришёл к огромной горе, вершина которой была объята пламенем. Абxораша сильно заинтересовала эта гора, и, невзирая на протесты последователей, он решил забраться на её вершину. Когда он достиг вершины, из кратера поднялся огромный красный дракон, который бросился на Лорда Вампиров. Желая в полной мере испытать свои умения против подобного чудовища, Абxораш обнажил меч. Абxораш и великий змей сражались целую ночь, после чего Вампир победил. Когда, дергаясь в предсмертных конвульсиях, Дракон пал на землю, Абxораш припал к его ранам и принялся пить кровь. Напившись ядовитой крови Дракона, Абxораш сбросил пустой обтянутый кожей скелет с горы и испустил полный радости крик победы. Его поиск закончился. Больше Абxорашу не нужно было пить кровь смертных. Он нашёл лазейку от главного проклятья Вампиров и стал высшим воином, человеком, обладающим силой и мощью Вампиров, которому не нужно больше охотиться ради крови.

Затем он потребовал от своих последователей-вампиров, чтобы они поступили так же, как он, улучшая свои военные умения, чтобы, в конце концов, свергнуть проклятье вампиризма и освободиться от сидящего внутри них хищника. Он обратился к своим последователям с такими словами: "Я буду наблюдать за вами, и когда я пойму, что вы достойны, я позову вас". Потом он взял с них клятву постоянного совершенствования своих военных умений и стремления к идеалу, как воинов, с тем, чтобы они могли стать воинами бессмертия.

С того времени, бессмертные сыны Абxораша называют себя не иначе, как Кровавыми Драконами, в память о великом драконе, кровь которого освободила их владыку от вечного проклятья. Они постоянно ищут способа усовершенствовать свои воинские умения, чтобы впоследствии присоединиться к своему повелителю.

До сего дня, Вампиры линии крови Абxораша верят, что где-то, где свет солнца не настолько силён, чтобы опалить его кожу, Абxораш ждёт своих бессмертных сынов, которые присоединятся к нему в его подгорном доме.

Из числа Кровавых Драконов, многие стали весьма известными в королевствах Людей. Валах из дома Харкон, фаворит вампиров Абxораша, двинулся на север, к землям людей, называемых Империей. Здесь он вошёл во врата Кровавого Замка (Blood Keep) и вызвал целый Орден Храмовников на честный бой. Одного за другим убивал он рыцарей и их оруженосцев. Тем, кого он считал достойными, он даровал глоток своей крови, передавая им проклятье бессмертия.

Он возглавлял рыцарей Нежити до тех пор, пока Кровавый Замок не был уничтожен Храмовниками и Имперскими охотниками на ведьм.

Хотя Рыцари Кровавого Замка являются самыми знаменитыми из воинов Вампиров, они не единственные из сыновей Абxораша. В Тилее, Арабии и Бретоннии также существуют легенды о рыцарях Вампирах. Самой известной из них является легендарный Красный Герцог, бич Аквитании. Этот сильный и могучий Лорд Вампиров родился в землях Бретоннии, и победить его Легионы Нежити силы Империи смогли только в Битве на Черенковых Полях. Но, несмотря на то, что его армия была уничтожена, Красному Герцогу удалось бежать, и многие верят в то, что он до сих пор скрывается в горах и лесах Бретоннии.

И кто знает, где ещё можно встретиться с Кровавыми Драконами? Возможно, их можно найти в поселениях воинов, расположенных высоко в горах, где они изучают тайные воинские искусства. Как много непревзойдённых убийц скрывают свои бледные лица за масками? Сколько рыцарей удалённых Орденов Храмовников являются на самом деле бессмертными существами ночи? Кровавые Драконы иногда охраняют мосты или броды, заставляя всех, кто проходит по ним, вступать с ними в единоборство. Кровавые Драконы постоянно ищут новые способы собственного совершенствования по части боевых стилей. Но ярость, бушующая в их сердцах, редко позволяет им расслабиться.

В отличие от всеразрушающих Лордов Вампиров Сильвании, Кровавые Драконы никогда не стремятся к возвышению над всеми нациями мира. Кроме того, они никогда не поднимают огромных армий, предпочитая отряды оруженосцев-умертвий, которые исполняют роль пародий на оруженосцев обычных рыцарей. Принципы и идеалы Кровавых Драконов тесно связаны с воинскими личностными умениями, нежели с тем, чтобы создавать какие-либо империи. Но когда дело доходит до войны, Кровавые Драконы ужасны в своём гневе. И хотя они менее могущественны в некромантии, чем другие повелители Нежити, они всё равно обладают способностью воскрешения Нежити, а их умение возглавлять армии не вызывает сомнений.

Из жизни Кровавых Драконов

Ламбер де Лильяз в одиночестве ехал по небольшой просеке в самом сердце Шалонского леса. Под кронами деревьев свет дня ослабевал до слабого серо-зеленого марева, но следовать по следам было не сложно даже в таком полумраке. Судя по всему, тот, кто их оставил совсем не заботился о скрытности. Невероятно! Как высокомерен должен быть этот негодяй, чтобы не боятся праведного возмездия от рук рыцарей Бретоннии.
Только этим утром, начавший долгий путь к Граалю, Ламберт проехал деревеньку дровосеков на окраине леса. Добрые люди просили спасти их от «Красного Рыцаря Шалона». Они описали его как ужасного воина, наезжающего в их деревню уже четыре ночи, и забирающего их сыновей и дочерей. По их словам, он был облачён в красную броню, и восседал на огромной чёрной боевой лошади. На его щите был изображён чёрный дракон на красном поле. В описании Ламберт узнал одного из проклятых Рыцарей Крови. Он согласился. Позже он продолжит путь к Граалю, наказанный ему Озерной Леди, а сейчас он ехал по тёмному лесу.

В лучах света прорывающегося через густые кроны деревьев след читался великолепно. И вот… Это он! В центре небольшой поляны вампир уже ждал его. Он снял шлем, и Ламберт увидел как рассыпалась чёрная грива волос, поразительно контрастирующая с бледным лицом и цветом доспехов. Рыцарь Крови задумчиво улыбнулся и показал жестом, что путь свободен.

«Я Ламберт де Лильяз, рыцарь Бретоннии. Седлай своего жеребца и готовься к бою. Да придаст мне Леди сил сокрушить тебя, и пресечь творимое тобою зло!» — бросил вызов Странствующий Рыцарь. Прошло несколько секунд, и красный рыцарь подал голос, — «Ты не слишком крепок в вере, молодой Ламберт, тебе не стоило рисковать ради них и пытаться драться со мной. Ты не имеешь шансов против меня, и мне не интересно вступать в единоборство с тобой. Пойми, я уже насытился кровью крестьян и мне не нужна твоя жизнь. Скачи отсюда, мальчик».

Ламберта переполнила ярость. Он опустил копьё и направил боевую лошадь на вампира с кличем «За Леди и Короля!». Красный рыцарь не двинул и мускулом. Стальной наконечник копья пробил доспех, и глубоко увяз в плоти Немёртвого воина. Копьё сломалось, когда рыцарь проскакал мимо. Бретонцем немедленно овладело чувство победы. Никто и ни что не в состоянии выдержать такой удар! Он одержал победу! Ламберт остановился и развернул лошадь. Вампир стоял по-прежнему. Копьё пробило его грудь, и его наконечник прошёл насквозь. Жуткое создание медленно развернулось, выдернутая деревянная часть копья упала на землю, вместе с несколькими каплями крови. «Хорошее проявление Бретоннской Рыцарской Чести, однако я сказал тебе, ты не можешь победить в этом бою. Я не люблю повторяться. А сейчас уходи и живи!» Ламберт смотрел на смолкнувшего вампира, его одолел страх и стойкое желание бежать, однако страх был преодолён и он ответил: «Возможно ты прав, возможно я не способен победить тебя, но я рыцарь и не желаю сдаваться. Защищайся!» Достав свой меч, Ламберт пришпорил жеребца. Сила руки, держащей описавший смертельную дугу меч, помноженная на скорость жеребца; в этот удар Ламберт вложил всё.
Теперь вампир действовал. Неуловимым взгляду ударом левой руки он сбил на землю Ламберта, а правой остановил бег боевого коня. Шокированный юный рыцарь понял, что неспособен двигаться и беспомощен, однако этот сверхъестественный хищник так и не напал на него. На секунду глаза рыцарей встретились. Глядя в два колодца полные древней тьмы, он искал ответ, и не нашёл во всём мире способа сокрушить эту силу. Вампир, сбивший с лошади Ламберта, поднял его с земли как куклу, и бросил в чащу. Бретонец упал ещё раз и тьма окутала его… Когда Ламберт вновь открыл глаза, его удивило, что он ещё жив, Красный Рыцарь стоял перед ним, и улыбка играла на его губах. Ламберт вспомнил, как вылетел из седла, он попытался пошевелиться, однако тело свело судорогой боли, и воля не могла её пересилить.

«Я сохранил тебе жизнь, Ламберт, ты вёл себя храбро. И я оставлю этот лес; ты спас своих любимых крестьян, как ты и желал. Сейчас забирай своего доброго жеребца и возвращайся в деревню. Ты должен отдохнуть и подлечиться, а затем продолжай свой путь. Если ты закончишь его, возможно, станешь более интересным противником, и тогда мы… может быть, встретимся вновь. Моё имя Калеб, из Ордена Кровавого Дракона, и если наша встреча чему-нибудь тебя научила, ты не будешь искать встречи со мной, пока не будешь действительно к ней готов. До встречи, Рыцарь Бретонии».

Стычка с вампиром кое-чему научила Ламберта, он приобрёл бесценный опыт. Он начал постигать, что есть рыцарство. Чтобы достичь вершин рыцарства и увидеть Грааль, настоящему рыцарю надо быть сдержанней. Он воздаст хвалу Озерной Леди за эту науку.

Калеб наблюдал за удаляющимся поверженным рыцарем. Вампиру не требовалось многого, чтобы почувствовать, что они ещё встретятся, и возможно это удержало его от того чтобы убить его сейчас, а может, он вспомнил точно такого же мальчишку, оглядываясь на своё прошлое, и это удержало его от взимания платы за проигрыш.

Рыцарь Крови отбросил эти мысли, оседлал своего жеребца и двинулся к выходу из леса. Свет полной луны играл на гранях щита Калеба, древнего щита, скользил по многие годы тому назад нанесённому изображению, поверх которого был нанесён зловещий знак Кровавого Дракона. Этим изображением был Флёр да Лиз* (Fleur de Lys), Знак Бретонской Лилии, символ Бретонского рыцарства…

Красный Герцог

Сказание о Красном Герцоге – старинная бретонская легенда, широко известная в этих землях. Существует множество версий, некоторые из которых представляют герцога жертвой трагедии, а другие описывают его, как безжалостного душегуба. Трубадуры Бретонии применяют в своих шансонах и балладах всевозможные цветистости и иносказания, что делает исторические факты неотличимыми от красивой лжи.

Легенда рассказывает о герцоге Аквитании, раненом во время похода против Аравии. Его нашли, когда он находился в глубоком забытьи, вывести из которого герцога так и не удалось. Верные соратники отправились в долгий путь домой, в Аквитанию. Их путь пролегал через жар пустынь, через земли, где рыскали орки и скавены. Их повелитель во время пути лежал в лихорадке на закрытых похоронных дрогах. Большинство спутников погибло в пути, но герцог уцелел. Его поместили в палаты родового замка, где он должен был умереть.

Уныние охватило замок, когда герцога окончательно одолела болезнь. Его рыцари, испытавшие столь многое в услужении ему, глубоко опечалились. Они поклялись служить господину даже в смерти – так было предопределено их падение. Герцога похоронили в семейном склепе в катакомбах замка, со всеми полагающимися почестями – такова была традиция.

Три дня и три ночи герцог покоился в своём саркофаге. Затем, как пытаются нас уверить любители банальностей, спустилась непроглядная, грозовая ночь, подобную которой в Аквитании никто и никогда не видел. Среди раскатов грома и блеска молний мёртвый герцог восстал из своего каменного гроба. Он перестал быть избранным чемпионом Короля, превратившись в ужасного хозяина нежити.

За несколько кровавых часов герцог убил своих соратников и слуг, подняв их потом в виде своих воинов и рабов. Лишенные разума зомби – его подданные, служили господину вне-смерти. Вооружённые скелеты охраняли теперь крепость могучего вампира. Рыцари, столь стоически отдавшие свои души, вернулись, как мстительные умертвия. Крестьяне стали называть хозяина Красным Герцогом из за его нечестивой жажды и багрового цвета брони. Вампира переполняли гордыня и честолюбие, он возжелал занять королевский трон. Лишённый жизни герцог собрал свои войска и призвал союзников объединиться против законного правителя Бретонии.

Короля предостерегли, и он успел собрать армию. На полях Керена эти двое столкнулись. Оба были великими мастерами конного боя, но благословение Леди в тот день хранило короля. Луи сразил вампира, пригвоздив его своим копьём. Без поддержки своего повелителя нежить превратилась в груду костей и праха.

Замок в Аквитании был разрушен до основания, а землю засыпали солью, освящённой рыцарями Грааля. Несмотря на предложения советников, король не сжег тело Красного Герцога, но решил увековечить его память своего чемпиона, нежели его омерзительное посмертие. Приказом правителя в Аквитании возвели роскошную гробницу, запечатанную символом Грааля. Затем король постановил удалить все записи о Красном Герцоге, чтобы позорные события стёрлись из памяти.

Удар копья не уничтожил вампира. Могущество его нежизни было заключено внутри багрового самоцвета, что он носил на шее. Красный Герцог насытил амулет кровью невинных. Во тьме своей могилы Хозяин ночи восстанавливался, пока вновь не вырвался из гроба.

В одиночестве, удерживаемы чарами внутри склепа, вампир столетиями предавался бессильной ярости. Памятник его славе иронией сутьбы превратился в его тюрьму. Во тьме, никем не слышимый, герцог неистовствовал, проклинал богов и клялся отомстить заточившим его. Несмотря на всю охранную магию, присутствие пьющего кровь нельзя было скрыть, и тысячу лет спустя герцога освободил ковен служителей тьмы.

За истешие столетия новый правящий дом утвердился в Аквитании, а замок нового повелителя возвышался среди древних владений Красного Герцога. Переполненный яростью, вампир наводил страх на жителей Аквитании, насыщая свою тысячелетнюю жажду кровью бретонцев. Он создал новую армию мертвецов, чтобы свергнуть узурпатора. Вновь на полях Керена рыцари Бретонии столкнулись в схватке с ордами нежити. Как и прежде, рыцари Бретонии оказались сильнее, и не-мёртвые рабы Хозяина ночи были изгнаны в свои могилы. На этот раз Красного Герцога уже не смогли одолеть, и он убил десятки доблестных рыцарей, когда уходил от последней смерти. Вампир скрылся в сумрачных пределах леса Шалон и сбил со своего следа погоню.

Народные предания неоднократно упоминают чёрного рыцаря, что в безлунные ночи пожирает живых людей. О Красном Герцоге, что когда нибудь вновь вернётся, пытаясь отомстить повелителям Бретонии.

Возможные персонажи вампиров линии Кровавые Драконы.
Красный Герцог , так же известный как Бич Аквитании из Ордена Кровавого Дракона.

Тёмный рыцарь из Малэ – пожалуй, самый известный поединщик из ордена Кровавых Драконов. Прославился, как победитель более тысячи поединков, а так же выиграл несколько рыцарских турниров в Империи и Бертонии. Инкогнито, конечно. :)

Кровавый Барон – Старый вампир Гийом Ламорт из Ордо Драконис. Хотя он и презирает Ложный Грааль, но пытается использовать рыцарей Черного Грааля в своих целях, чтобы терроризировать население окрестных герцогств и сделать Муссильон царством ужаса. В идеале он не прочь завладеть Ложным Граалем и подчинить рыцарей своей власти, чтобы было чем похвастать на очередном Кровавом Банкете у Валаша.

Варизон Клинок - печально известный вампир, когда то принадлежавший к племенам Курганья. По слухам является ярым приверженцем кодекса поведения Кровавых Драконов, хотя и не состоит в ордене.

Армия Кровавых Драконов

Рыцарь крови
Рыцари крови – самая грозная конница во всём Старом Мире. Их мастерство и дисциплина, приобретённые при жизни, сочетаются со сверхъестественной силой и скоростью нежити. Рыцарей крови крайне тяжело уничтожить, а жажда крови делает их свирепыми и непреклонными. Их понятие о чести столь сильно, что рыцари никогда не отказываются от вызова и всегда сражаются в первых рядах. Говорят, что даже легендарные Рыцари Грааля из Бретонии не могут одолеть Рыцарей крови на поле боя.

Король умертвий
По всему Старому Свету: на скалистых холмах, на лесных опушках и высоко в горах, разбросаны курганы и гробницы предшествующих поколений людей. Они - единственные свидетельства о человеческих племенах, которые вымерли до рождения Зигмара, и о которых мало что известно, ибо они не фиксировали свою историю в письменной форме, полагаясь на традиции устного творчества. Большая часть этих захоронений представляют собой насыпанные холмы с одним входом. Размеры таких курганов варьируются в широких пределах, и самые большие из них порой растягиваются на многие мили вдоль горизонта. В этих величественных захоронениях покоятся могущественнейшие правители тех народов, что жили на землях, ныне принадлежащих Империи. Охранные чары противостоят диким зверям и грабителям могил. Грубые руны высечены на порогах усыпальниц, амулеты и обереги свешиваются с их стен. То, что многие из этих драгоценных талисманов всё ещё находятся на своих местах – свидетельство мощи заключённой в них магии. Вожди древних племён были похоронены в полном церемониальном облачении, в бронзовых доспехах и с крылатыми шлемами. Шаманы помещали лучшие клинки, топоры и копья в мёртвые руки старых царей, когда они лежали на могильных плитах. Стены украшались изображениями деяний умершего, так что в случае пробуждения они могли бы вспомнить о своих величайших подвигах и самых славных победах.

Не все из этих гробниц покоятся в мире. Некоторые оказались построены в местах скопления тёмной магии. В таких проклятых землях покойники спят беспокойным сном, их души бродят между миром живых и владениями смерти. Когда сила тёмной магии крепчает, древние воители поднимаются из своих курганов как короли умертвий, их глазницы пылают жутким подобием жизни. Даже те доисторические цари, чьи могилы не находятся в осквернённом месте, не всегда обретают вечный покой. Некроманты и вампиры взламывают печати древних курганов и используют свой колдовской дар, дабы пробудить мёртвых царей, подчиняя погребённых правителей своей воле.

На вершинах Убежищ дикие племена до сих пор продолжают хоронить своих мертвецов по обычаям древних. В пещерах, обращённых входом на восход, они помещают сидящие тела вождей, окружив их скудными «богатствами». Каждый год варвары возвращаются, дабы отдать дань уважения прошлым правителям, и каждый год несколько пещер оказываются опустевшими.

Напоенное чёрной магией, оружие королей умертвий мерцает злобной силой. Эти железные и бронзовые клинки инкрустированы золотом и серебром, а также покрыты мерзкими рунами, представляя из себя проклятую пародию на действительно мощные магические лезвия других рас. Даже малейшее касание острия или лезвия способно выпить жизнь из противостоящих умертвию, или же без сопротивления рассечь кости и плоть. Умертвия – поистине могущественная нежить, почти столь же неразрушимая как и вампиры. Закованные в древние доспехи, с иссохшей плотью – немногое осталось противнику для рассечения или сокрушения. Именно поэтому вампиры зачастую пробуждают королей умертвий – чтобы те несли в битве личный штандарт предводителя нежити, ведь они способны сохранить знамя даже среди самой яростной схватки.

В своём проржавевшем облачении, короли умертвий служат мрачным напоминанием дворянству Старого Света, что они также смертны.

Стража могильников
На стенах замка Дракенхоф и и иных занятых вампирами крепостей и замков неусыпную вахту несут особые воины – лишенные усталости, облачённые в доспехи забытых времён, вооружённые мерцающими клинками. Эти ужасные дозорные – Стража могильников – умертвия, вытащенные из своих старых склепов, дабы охранять покой их пьющих кровь Хозяев. Несмотря на то, что их тела настолько истлели, что сохранились лишь в виде костей и обрывков плоти, умертвий поддерживает очень сильная чёрная магия – даже века не могут истощить её. Стражи закованы в древнюю броню из бронзы и железа, изъязвлённую ржавчиной и покрытую пылью столетий. Мрачные, безмолвные хранители постоянно надзирают на осыпающихся укреплениях и возле окованных железом ворот. Не знающие отдыха, они готовы защищать своего Хозяина вечно. Когда вампир выступает из замка, его Стража находится в авангарде армии нежити. Стражи образуют мощный отряд воинов, чья тяжёлая броня оберегает их, а за колдованное оружие способно сразить даже самого достойного противника.

Скелет
Поля битв Старого Света усыпаны множеством могил безымянных воинов, павших в бою и в спешке похороненных прямо на месте их смерти или же просто брошенных на съедение воронам. Однако даже после смерти павшие воины не находят покоя, поскольку их могут призвать обратно в мир живых чёрным колдовством. Всё, что могут вспомнить эти однажды умершие воины о своей прежней жизни, - это слабые воспоминания давно отгремевших сражений. Всё, что они могут чувствовать, - это лишь желание сражаться и повиноваться своим повелителям, как они делали это при жизни.

Смертные, посмевшие сражаться с армией скелетов, вынуждены предстать перед ужасным видением, ведь любой бы не мог не испугаться перед лицом идущих на него останков давно умершего воина, желающего отобрать твою жизнь.

Зомби
Зомби - это трупы, воскрешённые из мёртвых отвратительной некромантией. Оживлённые волей тёмных колдунов, они рабы малейшей их прихоти. Их повелители тысячами бросают зомби на ряды противников в надежде истощить вражеские армии. Зомби - никудышные бойцы, но они никогда не сдаются и противостоят своим противникам огромными толпами. Однако они столь медлительны, что их противники всегда успевают собраться, прежде чем отбить их неуклюжие атаки.

Разложившаяся плоть зомби покрыта следами гниения и изъедена червями и личинками. Кожа висит лоскутами на их телах, открывая небьющиеся сердца и вены по которым больше не течет кровь. Ужасный огонь горит в их разлагающихся глазах. Они одержимы жаждой убить и пожрать всё живое. Некоторые зомби разлагаются до такого состояния, что мало чем отличаются от скелетов, в то время как другие имеют ужасающее сходство с недавно умершими, которых только что выкопали из свежих могил.

Бесплотный призрак
Души умерших, неспособные по каким либо причинам уйти в подземный мир, часто беспокоят живых своими ужасными криками и леденящими прикосновениями, иногда заставляя пустеть целые деревни. Когда повелители ночи собираются в поход, лишённые покоя привидения притягиваются тёмными чарами воинства нежити. Состоящие из эфира, неуязвимые для простого оружия, пропитанные злобой призраки, набрасываются на врага, вытягивая его жизненную силу.

Магическое оружие и броня

Кровопийца
Каждый раз, когда обладатель доспеха проливает кровь, жизненные силы жертвы подпитывают его.

Клинок мороза
Меч из голубой льдистой стали пропитан столь гибельными заклятьями, что малейшее касание его лезвия выпивает из жертвы душу и замораживает её сердце.

Кишкодёр
Чёрный топор Крелла
Когда чёрный топор вгрызается в плоть, он оставляет в ней осколки, проникающие потом до тела жертвы.

Лезвие гробницы
Злое оружие пленяет души загубленных им, подчиняя бессмертные тени воле своего не-мёртвого хозяина.

Клинок умертвия
Ударом снимает 2 ХИТА. Спец. свойств не имеет.

Окровавленный хауберк Валаха(Красного Герцога)
Когда то принадлежала(принадлежит) одному из величайших губителей всех времён. Омерзительная магия доспеха соединила кровь жертв Валаха(Красного Герцога) и чары самой брони, создав защитный барьер из проклятых душ.

Проклятая броня
Какой то скрытый изъян в чарах доспеха делает обладателя значительно крепче, но лишает его части подвижности.

Доспехи ночи
Матово-чёрная броня окутывает владельца непроницаемым покровом темноты.

Кираса из рёбер
Открытое сердце хозяина ночи защищено клеткой из зачарованного золота.

Возможные знамёна Армии Кровавых Драконов
Знамя замка крови
Рыцари крови относятся к метательному оружию с тем же отвращением, что они испытывали ещё при жизни. Это чувство усиливает магию, вплетённую в их штандарт.

Знамя курганов
Сотканное из ветра и мороза, ледяное дыхание штандарта вымораживает серда противников.

Визжащий штандарт
Даже храбрейшие воины содрогаются от мысли, что им придётся вступить в схватку с отрядом, над которым реет это знамя.

Знамя Легиона Мертвецов
Штандарт заставляет противника думать, что они сражаются с бесчисленной, несокрушимой ордой.

                                    Рассылка Ролевой курьер       Фестиваль Челкон