Поверженные - 95: Воспоминания о Великой Тени; Часть 1. Каркун

Это была, во многом, игра уникальная для меня. Да и для своего времени - тоже. Начнем с того, что нас, барнаульцев, впервые пригласили командой в другой регион на игру на СибКоне. Причем надо заметить, что тот СибКон был для меня первым. Сама по себе атмосфера Хобби-Центра, атмосфера общения и знакомства с кучей единомышленников, а тут еще и приглашение. Позвали нас, если кому интересно, Черным Отрядом.

Иногда, на фотках с некоторых игр сезонов 1995-1997 годов можно увидеть барнаульцев с черными щитами, на которых очень натурально изображен знак Ловца Душ. Эти щиты были массово сделаны как раз в рамках подготовки к этой игре. Но, пока суть да дело. из Тюмени пришло письмо (обычное такое, в конвертике) от мастеров. Оно до сих пор хранится у нас с Эллой в качестве мега-раритета.

В этом письме Бродягу и Януса звали на игру Поверженными, в обход старых договоренностей, где они должны были играть Капитана и Лейтенанта соответственно. Естесственно, они согласились и так же нормально то, что команда, собиравшаяся под них, тут же раздумала ехать. Так что на полигоне в славном городе Тюмени не менее славный город Барнаул представляли Бродяга (Ночная Ящерица), Янус (Безлицый), Ванесса (какая-то неведомая мне колдунья), Рауль (Каркун). Я, как видно, из чувства протеста, решил оставить за собой оговоренную еще на СибКоне роль. Ехали мы в Тюмень вдвоем с Бродягой, составляя ему книгу заклинаний прямо в поезде, а по приезду на полигон я оказался один как перст - Элка жила в Опале, Бродяга и Янус ушли на Полежалый стоялый Двор какой-то, а я брел по полигону, ища, где бы одинокому Каркуну без ЧО приткнуть свою палатку.

Локации на игре были несложные - город Опал (первый игровой город, построенный как город, собственно), селение Радуга (повстанцы, понятное дело), Замок неких Егерей (опять же, база Властителя, откуда его поднимают), Полежалый двор (точка взлета практически всех Поверженных) и развалины замка герцогини Оса (ради разнообразия, являющиеся тем, чем были на самом деле). Кроме того, было немало палаток, стоящих вне поселений - как, например, моя собственная (недалеко от стен Радуги) или палатка Лорки и Эжена (в будущем Белая Роза и ее Голос).

Игра для моего Каркуна началась двояко. С одной стороны, он был одним из наиболее квалифицированных лекарей полигона, с другой стороны - жители сопредельной Радуги (команда Красноярск - Новосибирск) как-то с подозрением отнеслась к перспективе принять к себе еще одного непонятного типа. Может быть, их настораживало то, что я жил в одной палатке с Несущим Шторм (Анна Володина, Тюмень)? В любом случае, я принял решение припомнить этим мутным типам из Радуги их недоверие к моей честной персоне.
Поскольку первый вечер игровых действий я пропустил (там были, в основном, театралки) некоторое время ходил по полигону неприкаянный. Завел себе ученицу лекарского дела (Еля Карева, Красноярск), разработал зелье от холеры (концепция зелий от Макса и Дарта поражала креативом - чем гнуснее на вкус была эмульсия, тем больше у нее было шансов стать лекарством), при походе до мастеров с намерением заверить зелье напоролся на парочку демонов из замка Властителя и ловко от них отбился. Понаблюдал накачку лекарских уровней в Радуге (Джон Елагин предложил прыгать с донжона, ломать по-игре ноги, а лекари потом вылечивают и поднимают левел), сходил в поход на Замок Егерей, посмотрел издали на Поверженных и то, как Хромой (Михалыч, Тюмень), Луноглотатель (Ингочка, Тюмень) и Несущий Шторм (Анечка, Тюмень) раскатывают этот замок в тонкий блин.
После чего попал в Радугу, где вместе с Подмогой (Торин, Новосибирск) и Солнышком (Светка Джемилева, Новосибирск) был отправлен в замок герцогини Осы на археологические раскопки. Откопав в замке груду старых документов мы вернулись в Радугу и сели за их расшифровку. Поскольку с игровой информацией в бумажном виде я столкнулся впервые, допустил ошибку и отложил в стопку "Ненужные" документ, важный для определения истинного имени кого-то из Великих. Благодаря чему снова и окончательно вышел в Радуге из доверия.
И тут случилось страшное. Толпа Поверженных ворвалась в Радугу (кроме перечисленных, там был еще Меняющий Форму - Баграт) с воплями типа "Все на колени". Тут откуда не возьмись, появляется Тень Властителя (Варкин, Тюмень) и начинает распекать, собственно, Поверженных, за плохое поведение и небодрое вынимание его из Кургана. В процессе распекания Повешенному (Лонг, Тюмень) достается сапогом по шляпе, а мы с Сергеем Толмачевым (Красноярск), лежа мордой в землю рядом, начинаем шепотом строить план подрыва с этого, ставшего таким горячим, места. Ничего лучше, чем план "просто вскочили и побежали" нам в голову не приходит, благо Поверженные не позаботились закрыть главные ворота. И тут Властитель, точнее, его Тень говорит всей кодле Поверженных: "А теперь убейте тут всех людишек и бегом с трупами на стройку моего замка". Лучше сигнала для бунта и придумать было сложно - мы все вскочили и побежали. По дороге мне попалась под руку чья-то двуручная секира, которой я от души отоварил Властителя в область солнечного сплетения. Варкин согнулся и тут на него налетел Толмачев и отоварил его тоже раз так пять или шесть (ну не знали мы, что это всего лишь Тень непоражаемая). УБегая дальше, я увидел, как Безлицый (Янус, Барнаул) швыряет в меня огненный закл на 6 эргов (минус 6 хитов при моем одном), но тут, как в замедленной съемке, широкая спина Толмачева закрывает меня (получается, я бежал, постоянно оглядываясь) и заклятие приходит в него, а я пулей вылетаю за ворота. Отбежав с полсотни метров, я остановился и огляделся - рядом со мной стоял только Подмога (Торин), да и тот безоружный (оружие в Радуге было принято ставить в стойку, там мой меч и остался). А у меня за сапогом был еще и нож, так что я отдал секиру Торину и мы стали ждать спасшихся. Через некоторое время, поняв, что из Радуги не утек никто, кроме нас, мы пошли по направлению к Опалу. Настроение у нас было, мягко говоря, не очень. Принять, что все люди, с которыми мы знакомы по-игре, уже мертвы, а их трупами сейчас строят замок для выхода Властителя было тяжело. Хотелось что-то сделать и мы, в то же время, четко осознавали свое бессилие перед чудовищами – Поверженными. И тут, прямо на дороге нам встречается Ревун (Митяй Шкель, Тюмень) и мы с Торином бросаемся на него просто уже от отчаяния. Степень помутнения наших рассудков легко просчитать по тому факту, что (Внимание!) двуручной секирой орудовал Торин, а ножиком для кулуарок – Рауль. Мы, не дав Ревуну и двух слов скастать (вот он – недостаток без-стоп-таймовой контактной магии) набросились на него, повалили, я сел сверху и стал пилить ему глотку, а Торин, как безумный, скакал вокруг с секирой, отрубая ему руки и ноги. Никогда, ни раньше, ни позже, я не участвовал на играх в таком чудовищном акте расчлененки. Через пяток-десяток минут зверств мы с Подмогой охолонули, отволокли Ревуна с дороги, вывернули карманы и решили разбежаться в разные стороны. Я хотел вернуться к Радуге и посмотреть, как оно там, а Подмога решил бежать в Опал и там возмущать народ. На обратном пути мне встретились Несущая Шторм и Ночная Ящерица. Ящер хотел меня проводить до Замка Властителя, который уже никто не называл Замком Егерей, а Несущая, пользуясь моим доверием, просто решила меня спалить заклинанием «Напалм» о 6 эргах – в мелкую золу, для строительства Черных Замков непригодную.
Так окончил свои дни Каркун, лекарь Черного Отряда.

Через шесть, по-моему, часов, на полигоне появился Шико – неунывающий мошенник без роду и племени.

Комментарии

Ванесса аватар

палатка Лорки и Эжена (в будущем Белая Роза и ее Голос)

Там тоже была локация, она называлась Аббатство.
И там еще кто-то жил, вроде как.

Рауль аватар

Точно, я забыл про АбаБство... как я мог?

15 лет все-таки прошло.

                                    Рассылка Ролевой курьер       Фестиваль Челкон