Генрих IV и его время: анекдоты и сплетни

Историческими анекдотами называются небольшие рассказы или заметки об исторических личностях, характеризующие их характер, привычки или частную жизнь, а также небольшие бытовые зарисовки. Сюда же относятся древние и средневековые истории нравоучительного содержания.

Генрих IV Бурбон (Генрих Наваррский, Генрих Великий, фр. Henri IV, Henri le Grand, Henri de Navarre; 13 декабря 1553, По, Беарн — убит 14 мая 1610, Париж) — лидер гугенотов в конце Религиозных войн во Франции, король Наварры с 1572 года (как Генрих III), король Франции с 1589 года, основатель французской королевской династии Бурбонов.


Госпожа д’Эстре
была матерью знаменитой Габриели д’Эстре (1570-1599), в которую потом влюбился Генрих IV и сделал ее герцогиней де Бофор. Эта госпожа ушла от своего мужа Антуана д’Эстре к маркизу д’Аллегру и счастливо жила с ним около шести лет. Но когда она со своим любовником находилась в Иссуаре, там взбунтовались местные жители: они изменили королю Генриху III и переметнулись на сторону Лиги. Бунтовщики зарезали маркиза с его любовницей как сторонников нечестивого короля и выбросили их из окна.


Щедрая рука
Упомянутая выше госпожа д’Эстре, происходила из семейства Ла-Бурдезьер, который подарил Франции множество высокородных шлюх. Одна из дам Ла-Бурдезьер открыто хвасталась, что переспала с папой Климентом VII, императором Карлом V и королем Франциском I.

Женщины из этого семейства были настолько безнравственны, что даже будучи монахинями, они открыто принимали мужчин.
В гербе семейства Ла-Бурдезьер есть рука, сеющая вику, и по поводу их герба написали такие строки:
"Благословенна будь рука,
Что вику сеять не устала,
Даруя нам, щедра, легка,
В посеве сем и шлюх немало".


Маршал Баланьи
В 1594 году Генрих IV во время осады Лаона оказался в очень трудном положении. Он был на грани снятия осады, когда Жан де Баланьи, сын Валанского епископа Монлюка, привел к нему помощь. На свои средства (или с помощью отца) он снарядил пятьсот всадников и восемьсот пехотинцев, и эти силы решительно переменили ситуацию в пользу короля.
Генрих был так доволен оказанной ему услугой, что произвел Баланьи в маршалы Франции и выдал за него сестру своей любимой Габриели.


Король и Габриель
Габриель д’Эстре (позже – де Бофор) была невестой Роже де Бельгарда (1562-1646), который на свою беду познакомил ее с Генрихом. Габриель стала любимой женщиной Генриха IV, и он даже собирался жениться на ней, но этому помешали не только окружение короля, но и внезапная смерть женщины в 1599 году.

Окружение короля очень опасалось, что тот женится на прекрасной Габриели и пыталось всячески очернить ее в глазах короля, приписывая ей всевозможных любовников, но король так любил эту женщину, что, наверно, простил бы ей и прямую измену.

Во всяком случае, Шарль де Шуазель, маркиз де Прален (1563-1626), еще будучи капитаном гвардии, а не маршалом Франции, рассказывал, что он однажды предложил королю внезапно застать Габриель с ее любовником, предположительно, Бельгардом. Это было в Фонтенбло, ночью, король с Праленом уже оказались возле дверей герцогини де Бофор, но тут Генрих резко затормозил:
"Ах! Как бы это ее не рассердило!"
И король спокойно вернулся в свои апартаменты.


Королевская сила
Несмотря на то, что у Генриха IV было множество любовниц, от герцогинь до простолюдинок, он не был слишком уж мощным кавалером, а посему его любовницы частенько наставляли своему королю рога с более расторопными в постели мужчинами.
В обществе шутили, что короля и на раз едва хватает, а мадам де Верней однажды даже назвала короля
"Капитан Хочет, да не Может".


Одержимость короля
Французский король Генрих IV был настолько одержим женщинами, что часто забывал ради них о важных делах. Так, например, после выигранного сражения у Кутра (20 октября 1587 года) вместо того, чтобы преследовать неприятеля и заняться укреплением своего положения, Генрих занялся любовным приключением с графиней де Гиш. Он хвастался перед графиней захваченными у врага знаменами, но упустил время для полного разгрома врага.


Запах короля
С гигиеной в те времена было не слишком хорошо, но Генрих IV, будучи очень потливым человеком, слишком часто пренебрегал водными процедурами, так что от него часто просто разило потом и лошадьми. Та же мадам де Верней в другой раз заявила Генриху IV, пусть, мол, радуется, что он король, не то его вообще нельзя было бы выносить, до того от него разит падалью.


Сын в отца
Людовик XIII, сын Генриха IV, из всех талантов своего отца унаследовал только потливость. Часто, пытась сгладить неблагоприятное впечатление от своих ароматов, он как бы в шутку говорил:
"Это я в батюшку пошел: потом воняю".


Жмите!
Однажды Генриху IV подложили в постель некую девицу Фанюш, выдавая ее за девственницу. В постели король сразу обнаружил, что идет весьма проторенным путем, и начал насвистывать. Девица поинтересовалась:
"Что это значит?"
Король со значением сказал:
"А это я зову тех, кто прошел здесь до меня".
Фанюш не растерялась:
"Жмите, жмите и нагоните".


Немного о госпоже де Вёрней
Свою любовницу госпожу де Вёрней Генрих IV поселил у самого Лувра в замке Ла-Форс. Она ни во что не ставила королеву Марию Медичи и в беседах с королем называла ее "Ваша толстая баржа".

9 июня 1606 года королева едва не утонула в порту Нейи, и Генрих IV поинтересовался у госпожи де Вёрней, чтобы она стала делать, оказавшись в порту в тот день. Госпожа де Вёрней ответила:
"Я бы стала кричать: Королева идет ко дну!"
Через некоторое время король порвал и с этой любовницей, так как она стала злоупотреблять едой и растолстела до безобразия.


Краюха для Гизов
Когда Генриху IV сказали, что Карл де Гиз по прозвищу "Меченый" хаживает к госпоже де Вёрней, король спокойно отшутился:
"Надо же оставить им хоть хлеба краюху да добрую шлюху: и без того у них много чего отняли".


Кто его выпорет?
Однажды Генрих IV приказал выпороть дофина, будущего короля Людовика XIII, и Мария Медичи возмутилась:
"Со своими ублюдками вы бы так не поступили!"
На что король рассудительно возразил:
"Что до моих ублюдков, то мой сын всегда сможет их высечь, ежели они станут валять дурака; а вот его-то уж никто не выпорет".


Польза порки
Король собственноручно дважды сёк дофина. Один раз за то, что дофин размозжил голову воробью. Королева, конечно же, возмутилась, но король ее осадил:
"Сударыня, молите Бога, чтобы я еще пожил. Если меня не станет, он будет дурно обращаться с вами".


Не упускай случай!
Когда Генрих был еще лишь королем Наварры, он как-то ночью послал человека к свечному мастеру за свечой. Мастер встал и продал свечу, на что Генрих утром сказал:
"Видите, этот человек не упустит случая заработать, а это - верное средство разбогатеть".


Кубок не за здоровье
Прислуживавший королю за столом дворянин должен был пробовать каждую бутылку вина из крышки королевского кубка. Однажды он забылся и выпил сам кубок. Король расхохотался:
"Вы бы хоть за мое здоровье выпили, тогда вас можно было бы еще оправдать".


Просьба племянника
Когда Генрих IV пожаловал золотую цепь господину Ла-Вьевилю, тот, как и полагается в таких случаях, произнес:
"Domine, non sum dignum". ("Государь, я недостоин".)
Король на это ответил:
"Я знаю, да меня племянник просил".
Этим племянником был господин де Невер, позднее герцог Мантуи, у которого Ла-Вьевиль служил дворецким.


Так рано?
Однажды этот Ла-Вьевиль надсмеялся над неким придворным, и получил от того вызов на дуэль. Передававший вызов добавил, что дуэль состоится завтра в шесть часов утра. Ла_Вьевиль переспросил:
"В шесть часов? Да я и по собственным делам так рано не встаю, стану я подниматься с петухами ради вашего приятеля".
Посланец ушел ни с чем, а Ла-Вьевиль поспешил в Лувр, где и рассказал о своей шутке, так что вызывавший придворный оказался в дураках.


Седина
Когда король обнаружил у себя много седых волос, он воскликнул:
"Право же, я поседел от торжественных речей, что произносились в мою честь со дня моего восшествия на престол".


Исторические анекдоты от Старого Ворчуна
Ссылка на источник

                                    Рассылка Ролевой курьер       Фестиваль Челкон