Эксперимент

- Миссис Боллз! – в дверь осторожно постучали. – Миссис Боллз, у вас все готово?

Через какое-то время за дверью буфетика послышалась тихая возня, щелкнул замок. На пороге, щурясь от слишком яркого люмуса Войнича, появилась Вирджиня.

- Давно все готово, – миссис Боллз была явно недовольна внезапным пробуждением. – Где вас дементоры носят, непонятно… А еще – профессора!

- Великодушно простите, Вирджиния, но с посвящением всегда все затягивается – сами знаете… – извинилась за всех Бельфлер.

Миссис Боллз молча скрылась в темноте и через несколько секунд появилась снова.

- Давно остыло… Так что сами разогреете…

Калликанзарос кивнул с энтузиазмом – пожалуй, с чуть большим, чем нужно. Бельфлер и Войнич настороженно взглянули на Вячеслава. Миссис Боллз первой надоела затянувшаяся пауза, она молча протянула Эмилю котел. Три преподавательских головы склонились над его содержимым.

- Мда… не густо… – разочарованно протянул Калликанзарос.

Вирджиния оскорблено сверкнула глазами и захлопнула дверь. Там, за дверью послышалось приглушенное ворчание – явно кого-то куда-то посылали.

- Чего ж не густо – наоборот – вон какая густая, не вытряхнешь – возразил Войнич, потряхивая котлом.

- Я имею в виду, что маловато будет, – запоздало пояснил виноватым голосом Калликанзарос в сторону закрытой двери.

- Не волнуйтесь, господа, что-нибудь придумаем, – оптимистично заявила Бельфлер и направилась в сторону профессорской…

В профессорской на диване лениво развалился Балтазар Кейн. Выражение лица у него было вполне типичное – будто бы он вот-вот умрет от скуки. Сидящая неподалеку Женевьева Цалель, изящно жестикулируя, излагала что-то с большим воодушевлением. Скорее всего, такое бодрое настроение декана было как-то связано с объемным и наполовину уже опустошенным кубком, который она держала в руке.
Фулер слушал вполуха и перебирал какие-то бумаги. Хотетовски периодически гримасничал и сдержанно матерился. Гесс, посверкивая очками, вежливо улыбался. Бэйли радостно кивал. Мак'Гольм, скептически посматривая на присутствующих, делала пометки в блокноте. Збажин дремала. Льюис спал.

- Так вот, представьте, он засовывает туда руку по локоть! – жестом иллюстрирует свой рассказ Цалель. – Вы же не будете, господа, спорить, что после этого он просто обязан жениться?

В этот момент открылась дверь, и вошедшие, услышав последнюю фразу, озадаченно посмотрели на оратора.

- Ну, наконец-то! – недовольно пробурчал Кейн. – Вас, господа, только за бюрошниками посылать…

- Принесли? – Цалель подскочила и заглянула в котелок. – Ммм… А вкусно пахнет!

- Миссис Боллз плохо не умеет, – напомнила Мак'Гольм.

- Отлично! – довольно потирая руки, вскочил Хотетовски. – Давайте уже заебашим, что вы там вчера придумали, и рванем!

- Куда рванем? – оживился Бейли.

- Не знаю, как вы, а лично я – в гостиную Везервакса, – ответил Тадеуш. – У меня там просмотр мелидицеро запланирован… В исполнении нетрезвых студенток.

- О! А можно ли составить вам компанию, профессор Хотетовски? – внезапно отвлекся от бумаг Кэвин Фулер.

- Да говно вопрос! – воскликнул щедрый Хотетовски. – Давайте только закончим тут уже.
В профессорскую, по-девичьи хихикая, зашла Мадлен Ремилард.

- Только не забудьте про первое правило техники безопасности юного мага! – крикнула она кому-то в коридор прежде, чем закрыть дверь.

Все вопросительно уставились на Мадлен.

- А я что? Я – ничего! – продолжая хихикать, сказала Мадлен и тут же добавила серьезным тоном: – Кстати, все студенты в лесу, можно начинать…

- Итак, все в сборе? – вальяжно, но требовательно спросил восставший с дивана Кейн.

- Картер можно не ждать, – зевнула Ванда. – Она обернулась и бегает где-то по лесу.

- Ясно, – поморщился Кейн. – Кого-то точно еще не хватает…

- Я здесь, – подал из угла голос непонятно когда и как появившийся там мистер Мур. Он сидел на стуле и удобно опирался обеими руками на лопату. Все от неожиданности вздрогнули.

- Не то, чтобы мы не рады были вас видеть, господин Мур… – вежливо прервал оцепенение проснувшийся Льюис. – Но я подозреваю, что профессор Кейн, говоря, что нам сейчас кого-то не хватает, не имел в виду гробовщика…

Мур обиженно блеснул очками и начал вставать.

- Не-не-не… А вот, пожалуй, останьтесь, мистер Мур, – поспешила остановить его Мак'Гольм. – Мне кажется, вы как нельзя кстати пришли.

- Да ладно, Эрин, не преувеличивайте, – возмутилась Цалель. – Все нормально будет, я вам говорю!

- Я понял, кого не хватает! – осенило Кейна. – Как обычно… Где это курчавое недоразумение?

- Это вы обо мне, коллега? – с затаенным вызовом спросил стоящий на пороге Ларош.

- Не о вас, не кипятитесь. Заходите уже быстрее! – нисколько не смутился Кейн.

Ларош гордо прошагал через профессорскую, сел на стул и, сняв цилиндр, манерно пригладил волосы.

- Начнем! – скривившись от шоу, устроенного Ларошем, продолжил командовать Кейн. – Что у нас по плану?
В профессорской воцарилась тишина. Присутствующие молча переглядывались, у каждого на лице читалось «Я ваааще не в курсе!»…

- Кажется, господа, нам придется сначала восстановить наш план, – спокойным тоном юриста проговорил Фулер. – С чего все началось, кто помнит?

- С Дабл Трабл. Закрытая вечеринка для взрослых по поводу начала учебного года, - с улыбкой отозвался Бейли. – Дедулик угостил по первой. Дальше мы с мистером Муром на спор пили «Чужие авады». Так что больше я вам информацией, к сожалению, не помогу.
Мистер Мур тяжело вздохнул в углу.

- Если мне не изменяет память, – подал голос профессор Льюис, – мы вчера обсуждали вопрос ежегодной студенческой традиции, связанной с варкой и поеданием каши.

- Точно! Каша! – воскликнула Цалель и ловким движением зельевара извлекала из-за голенища сапога ложку.

– Давайте уже поймем, что они в этом находят и решим, что нам с этим делать.

Присутствующие настороженно проследили, как Женевьева зацепила из котелка кашу и, тщательно понюхав, засунула ложку в рот.

- Ммм! Вкусно!

- Дайте мне! И мне! – тут же оживилась компания и волной двинулась к котелку.

- Хватит жрать! – недовольно заорал Кейн. – Оставьте что-нибудь для ритуала!

- А в чем, собственно, суть ритуала? – поинтересовался Ларош, облизывая ложку.
Присутствующие с любопытством посмотрели на Кейна.

- А я откуда знаю? – пробурчал декан. – Чье вчера было предложение?

- Ну… Я высказал одно из предположений… – немного неуверенно начал Калликанзарос. – Если, например, сделать голема и направить его на студентов… То есть, если их как следует припугнуть…

- Голема? Из каши?! – подавился дождавшейся своей очереди у котелка Гесс. – Как вы себе это представляете?

- Представить-то легко, – задумчиво произнес Войнич. – Только что нам с этого? Точнее – им?

- Ага, - согласилась с ехидной улыбкой Ремилард, забирая ложку у Миттриуса. – Они и так ни хрена уже не боятся, а тут еще и ржать начнут.

- Неа… – протянул Хотетовски, втирая крошки каши в бороду. – Здесь смехуёчками и пиздохаханьками дело не поправить. Мое мнение такое – надо просто пиздить…

- Весьма педагогично, – саркастически заметила Мак'Гольм, зачерпывая кашу.

- Ну, а что, мисс Мак'Гольм? – съёрничал Бэйли, перехватывая у нее ложку. – Они же не животные, что вы их защищаете?

Мак'Гольм выразительно посмотрела на Бэйли и выдернула ложку обратно.

- Нееа… – лениво возразил Кейн. – Отпиздить мы их всегда успеем… Так неинтересно. Вот если попробовать начертить правильный одиннадцатигранник в семи концентрических кругах… Солью, разумеется. Желательно, в садике Милч…

- То что? – заинтересовался Гесс.

- То получится красиво! – мечтательно улыбнулся Кейн, хватая руку Мадлен и направляя ее ложку себе в рот.

– Но, к сожалению, бесполезно.

- Может, определить наиболее подверженных эээ… кашеварению… и провести какой-нибудь ментальный эффект? – предположила Збажин, которую Цалель только что покормила с ложечки. – Как там, Колинда?

Сделать на кашу «якорь» и залегиллиментить их на негатив?

Бельфлер скривилась и вытащила ложку изо рта.

- Знаете, коллеги, у меня в колледже как у колдопсихиатра и так довольно обширная практика по части разных маний и психозов. Можно среди них хотя бы кашефобии не будет?

- Да ладно вам, Колинда! – улыбнулась Цалель. – Йорк уже выпустился. Равно как Грант, Норьега и Каллахан. По вашей части теперь вообще все спокойно должно быть.
На этих словах дверь профессорской отворилась. На пороге стояла мисс Хайд и строго смотрела на собрание.

- С почином вас, мисс Бельфлер, – сказала Хайд, протягивая Колинде бутылку с вдовьей кровью.
Бельфлер скисла.

- Менто Менорес?

- Ультима.

- Сколько?

- Пока четверо, но еще будут, не сомневайтесь.

- О, кстати! Мисс Хайд! – оживился Бэйли. – А вы как думаете, что нам делать с кашей?

- С кашей?.. – Белла задумчиво потерла подбородок. – Даже не знаю… Посолить и сжечь?
Кейн жизнерадостно заржал.

- Знаете, господа, я не сильна в кулинарии, – подытожила Белла. – Колинда, пойдемте.

- Прям срочно? – голосом умирающей надежды спросила Бельфлер.

Из коридора послышался взволнованный голос Прии: Поцелуй дементора! Пять секунд!

- Теперь да! – невозмутимо ответила Хайд.

Секунда оцепенения – и оба колдомедика неожиданно быстро покинули профессорскую…

- Так вот. Продолжим же, – проговорил Льюис, садясь на место Бельфлер поближе к котелку с кашей. – Помнится, в одна тысяча восемьсот тридцать четвертом году… ммм… в Клейсонтаун… ммм! и правда, не дурно!..

Поучительная история Льюиса прервалась, так и не начавшись.

- Предлагаю обсудить другой вариант. Вы позволите? – ловко перехватил у Збажин ложку, подошедший к столу Фулер. – На самом деле, я предлагаю решить вопрос нормативным запретом на поедание каши на территории колледжа. И штрафовать ослушавшихся…

- А, кстати, вот тут я согласен! – оторвался от котелка Ларош, который за спорами остальных не терял времени зря и в одного умял не меньше четверти. – Только штрафовать предлагаю факультетскими баллами!

- Ну да! – возразила Збажин. – Это вы потому так оживились, господин Ларош, что думаете, после Йорка на Моратоне будет меньше любителей этого дела? Так не честно!

- Да неважно, честно или нет, – подала голос Цалель. – Ну, будем мы их штрафовать – и что? Когда это кого останавливало? Проблему мы так точно не решим.

- Предлагаю закопать! – произнес тихо подошедший к столу мистер Мур.

Все опять вздрогнули.

- Кого закопать? – осторожно поинтересовался Льюис.

- Кашу! – ткнул пальцем в сторону котелка Мур. – У нас всегда так – есть проблема – закопай! И нет проблемы!

Цалель осторожно протянула Муру ложку каши. Все с интересом наблюдали, как гробовщик жует.

- Ну… или, может быть, это плохое предложение, – пошел на попятную Мур.

- Эй, господа! Не превращайте объект исследования в закуску! – внезапно обратилась Цалель к Хотетовскому, Войничу и Калликанзаросу, которые уединившись небольшим кругом по другую сторону стола, соображали на троих, заедая кашей чачу. Хотетовски сделал какой-то жест – очень искренний и, вероятно, успокаивающий, но больше похожий на неприличный…

- Господа, мне не нравится, что мы ходим по кругу, – заявил Кейн, вытирая ладонью рот.

- Надо же! Ритуалист – а круг ему не нравится! – широко улыбнулась Збажин.
Кейн проигнорировал шутку.

- Мадлен! – обратился он к Ремилард. – Вот вы из всех из нас ближе к студентам по возрасту, должны еще помнить. Я хочу понять, какого хрена они этим все время занимаются?

- Нууу… тут ведь как… – задумчиво закатила глаза Мадлен. – Лекции и занятия надоедают. Булавки – рано или поздно – тоже. В квиддич не у всех получается. Дабл Трабл – фоновая тема. Что остается?

- Что? – все ожидающе смотрели на Ремилард.

- Остается спасение мира, – спокойным тоном объявила Мадлен очевидную истину. – А кто на войну идет голодным?

Сказав это, Мадлен с выражением выполненного долга на лице зачерпнула из котелка.

- Друзья! Это прекрасно! Давайте же рассуждать логически! – потряс ложкой внезапно воодушевившийся Ларош. – Мы установили, в чем источник данного процесса. Так сказать, его первопричина. Нужно просто разобраться с нею!

Все как-то устало и недоверчиво посмотрели на Лароша. Близилось утро.

- Знаете, коллега, – нарушил общее молчание Гесс, перехватывая у Лароша зависшую в воздухе ложку, и тут все увидели, что это директор Джонс. – Я бы сказал, что вы сейчас пытаетесь зайти несколько дальше, чем готовы. Но тут мне вспоминается одна история… – директор соскреб остатки каши со дна котелка. – Однажды мне приснилось, что я – слониха, одетая в розовый пеньюар. Так вот…

- Что они там делают? – спросил кто-то.

Группа студентов стояла на крыльце колледжа и присматривалась через окно к обитателям ярко освещенной профессорской.

- Да они там… КАШУ ЕДЯТ! – воскликнул самый зоркий.

- Фуууу!

- Блииин!

- Что это такое ваще?!

Какое-то время студенты бурно выражали свое негодование.

- Как им вообще не стыдно? Еще и вот так – в открытую?

- И чего мы теперь делать будем?

- А что тебя смущает?

- Да как после этого кашу есть? Я не смогу больше – у меня перед глазами эта картина каждый раз всплывать будет.

- Тут ты права… Как-то… стрёмно теперь что ли… Раз уже они это делают, значит протухла тема совсем…

Студенты были явно расстроены и притихли в задумчивости, двое нервно закурили.

- И что? Что нам теперь остается?

- Глянь, они там только кашу едят?

- А что еще?

- Ну… Ваты не видно?

- Вроде нет…

- А шишечек?

- И шишек нет.

- А Калликанзарос Инсендио не крутит?

- Нет.

- Значит, про уток никто не шутит... Ладно.

- Что ладно?

- Да ничего… Не много у нас в арсенале осталось, что тут говорить…

- Расстроился?

- Да нет… Не сильно. Пошли грибов поищем, может, чего еще придумаем!

- Точно! И в карточный домик заглянем!

- И к фермеру!..

Светало. В профессорской, наконец, погас свет. Группа студентов, оживленно переговариваясь, направлялась в сторону Запретного леса…

Комментарии

rubinat аватар

Красота!
Про еду и с нецензурщиной, всё, как я люблю!

Сова аватар

АААААААА!!!! Наконец-то про профессуру!!
И да - кто там каши хотел? :)))))

простоЮля аватар

А я каждое утро спускалась в буфетик и заваривала себе овсяночки, ням)

Harah аватар

Божечки, это мой фаворит просто в теме про каши! :)

Kalira аватар

Божественно. Просто божественно. Вот действительно фаворит) Профессора как живые. На стене в группе писала: у меня полное ощущение, что я под дверь подслушиваю и подглядываю.

KatrinLuis аватар

Профессура написана идеально. Все узнаваемые, живые.
Лучший фанфик про кашу=)

Клеопатра аватар

Вот чуть-чуть, ну чуть -чуть бы еще точности в мелочах.Самую бы капельку внимания!