отчет

Ян Марецкий

Конечно, в этом дневнике отсутствует множество мелких и не очень мелких событий, которые тем не менее делали жизнь полнее и яснее… Попытка сдать кровь дабы выявить мою предрасположенность к магии, но без паспорта нельзя. Тест в Ордене Иноков на возможность совершить мной спонтанное магическое воздействие. Фотосессию в «Портретном дворе». Домашние склоки. Попытки найти с кем же я кутил 15го августа…

Зайдя утром 28го августа, на кануне приезда съемочной группы в Город Солнца, в трактир и пропустив там пару бокалов вина столового крепленого, часам к пяти я был уже слегка навеселе. Познакомился там с интересными людьми, имен которых к сожаленью не запомнил и проведя несколько интеллектуальных бесед на тему обстановки в нашем городе, Отечестве и мире, отправился домой. Но уснуть к сожаленью не смоги часов в девять вечера, а может и поболее, решил пройтись, дабы выветрить хмель из своего организма, и чего греха таить, встретив знакомых добавить еще, благо, лавка сестер исправно приносила маленький доход, и старшая сестра Марыля бухтела, но денег давала. На городской площади было необычайно много народу, встречали артистов, о которых я уже и подзабыл порядком. Встретили тепло, но на сухую, без банкета. Не встретив товарищей, с которыми можно было б предаться загульному веселью, я вспомнил о невесте Елене, которая проживала не далеко от площади и, не смотря на поздний час, отправился к ней.    Читать дальше »

Марыля Марецкая

На эту игру я хотела поехать с тех самых пор, как прочитала первый анонс. Что меня так захватило – не знаю, наверное, все – и формат «город» (обожаю города, когда от одной точки до другой не нужно идти по пустому полигону), и то, что это рубеж 19-20 веков, и то, что в мире есть магия. В общем, читала я постепенно появляющиеся материалы к игре, и зрела в моей голове идея поехать каким-нибудь магазинчиком (мы уже ездили на Аркану ювелирной лавкой, и нам в общем понравилось). Я даже написала заявку с легендой, но поскольку сделала это незадолго до Готики, на которой нашим мастером была как раз Маша, решила подождать. В итоге после Готики мы с сестрой однажды обсуждали идею магазинчика, для которого можно нашить мешочков и всякой прочей дребедени. Ну а потом мы встретились с мастерами и получилась наша замечательная семья Марецких:)

В общем, при таких ожиданиях и подготовке, я ужасно боялась, что что-нибудь сорвется или игра мне не понравится.    Читать дальше »

Попадание в образ

Аристарх Львович Талды-Курганский… При упоминании этого имени возникают, как правило, достаточно определенные ассоциации: черносотенец, убежденный монархист, ярый антисемит и противник магов, скандалист, готовый практически на любую шокирующую выходку, человек с крайне неуравновешенной психикой. Однако характеристика личности Талды-Курганского отнюдь не исчерпывается приведенным перечнем расхожих стереотипов. Это была личность гораздо более многоплановая, неоднозначная и, без сомнения, незаурядная.

Талды-Курганский играл в жизни русского общества настолько своеобразную и заметную роль, что уже с этих позиций личность его заслуживает более пристального внимания и изучения. Не будет преувеличением сказать, что его имя было хорошо известно всей дореволюционной России. Своим эпатирующим поведением Талды-Курганский добился феноменальной популярности: уже при жизни его имя стало нарицательным. Оно неоднократно встречается в рассказах Тэффи, поэтическом творчестве Саши Черного, в сатирических стихах высмеивал Талды-Курганского начинающий поэт д-р Фрикен (С.Я.Маршак)[1]. "Моя любовь в политике – Талды-Курганский. Ибо над его речами, воззваниями, возгласами, воплями я сразу смеюсь и плачу", – отмечала в своем дневнике поэтесса Марина Цветаева[2].    Читать дальше »

Ротшильд Станислав Андреевич

Это была настоящая жизнь, в которую я погрузился с головой целиком и полностью. Я ни на одной игре не чувствовал себя настолько комфортно и в своей тарелке!

Во первых строках своего отчета имею сказать следующее:
Прошу прощения у мастеров, госпожи Чеховой, госпожи Брежич, моих милых сестер Анны и Ксении, и остальных игроков, которых затронули последствия моей глупой смерти.

Во вторых:

Освещение было просто непревзойденным плюсом для ночной игры!
Без освещения бы никакой, почти, ночной игры не было-бы. И так считаю не я один и вот почему:

1. Костюмы:- в таких костюмах не по жжёшь костры... факт, я жилетку порвал, когда за сбитым в драке с меня цилиндром наклонялся. Пару раз пытался безуспешно разжечь костер- в итоге нанял, как оказалось на тот момент беглого Марецкого :) И он сделал все в лучшем виде. (За что ему от нашей семьи просто огромное спасибище!)
2. Костры из за распространения горелок жгут меньше и не такие яркие.
4. Ни времени ни Желания разводить и следить за костром не было.
3. Можно было ночь идти, и видеть!!! находясь возле дома госпожи Паолы, кто стоит возле мэрии, да что там распознать некоторых и возле банка можно было. Найти нужного человека не проблема.
5. По центральным улицам без сопровождения НЕ СТРАШНО было ходить! :) Почти как днем! Все друг друга видят и за добрых 10-20 метров узнают. тайком в спину подобраться не так просто...
6. Более доходчивого понятия "трущобы" я не встречал :).. нет света нет жизни.

Спасибы:    Читать дальше »

Василий Иванович Сытин, типограф

Василий Иванович Сытин, в отличие от большинства жителей Города Солнца, был самым простым человеком без двойного дна и скелетов в шкафу. Был он коммерсантом вполне добропорядочным (хотя и не чурался, по старой русской традиции, кумовства и взяток), сочувствовал рабочим и побаивался магов. Целью своей жизни Василий Иванович имел заработать все деньги мира, живо интересовался историей с рудниками, надеясь так или иначе сорвать на ней куш поприличней.
Вечер пятницы Василий Иванович посвятил культурной программе. Настойчиво рекомендовал публике на площади собственную статью в «Солнечном Вестнике», преподносил цветы сошедшей с поезда Ульяне Раневской, смотрел синема (как цензурное, так и нецензурное), был на вечеринке у Шварценгольд и, конечно же, на заседании клуба «Диоген» у Эльфер, где изрядно наталдыкурганился.
С утра наш герой поправил здоровье шампанским у веселой вдовы Ангелины Карловны, проспонсировал ей уплату налога на имущество и поучаствовал в побудке магистра Вернера, которого удалось поднять лишь с помощью почты и полиции. В конторе Василия Ивановича ждали неотложные дела. Напечатал пару-тройку прошений, пяток рекламных объявлений, договорился с Гиляровским о совместной работе над газетой, попал по какому-то непонятному подозрению в полицию, уладил дела с полицией, написал кляузу на Морозова и, на свою голову, сдал в Университете кровь для определения совместимости с невестой. Не было печали, купила баба порося.    Читать дальше »

RSS-материал

                                    Рассылка Ролевой курьер       Фестиваль Челкон